Вы здесь
Главная > Мир > Путешествия > На окраине Византийской империи

На окраине Византийской империи

Наступление осени — самое подходящее время для того, чтобы докрасив забор и покончив со сбором урожая, в ожидании окончательного начала отопительного сезона насладиться разглядыванием фотографий, сделанных во время летнего путешествия. В этот год очередную подборку для папочки «Путешествия» в своем компьютере я сделал в Стране души. Так называют свой радушный, красивый и очень гордый край жители Абхазии.

Развернись, душа!

При ближайшем рассмотрении абхазская душа оказалась безмерно открытой. Своей отворенностью она перекрыла даже ту чрезвычайную широту русской души, которая бывает у наших крайне нетверезых доброхотов. Первый же встреченный нами таксист, которого мы попросили подвести нас к частному сектору в Пицунде, где можно было бы снять комнату, стал катать нас по всем своим знакомым. При этом казалось, что все эти наши потенциальные хозяева были его родственниками или ближайшими друзьями. После длительных мотаний (оказалось, что снять в августе комнату на двоих сложно) из частного сектора мы перебрались к многоэтажкам. Таксист Мираб, исчерпав свой адресный потенциал, с такой же непосредственностью стал запросто окликать всех прохожих, которые попадались на пути его подержанной иномарки. В конечном итоге комнату мы нашли, а Мираб уехал только после того, как записал нам свой телефон и убедился, что найденное жилище нас устраивает.

После этого я долго терзался мыслью: а мог бы александровский привокзальный таксист помочь с такой же непринужденностью, к примеру, абхазу, попросившему его об аналогичной услуге?

Твари божьи

В снятой комнате в квартире, находящейся на третьем этаже, каждое утро мы просыпались под разные звуки, доносившиеся из окна. Чаще всего за окном кудахтали и гомонили куры, которые появлялись среди невысоких многоэтажек ниоткуда и исчезали потом в никуда. Однажды нас разбудило лошадиное ржание. Невысокая и несуразная кобылица с липнувшим к ней жеребеночком тихонько переступала с копыта на копыто и, как показалось, жалобно призывала кого-то. Потом ее в компании таких же нескладных лошадок мы видели в городском парке, где они пощипывали траву и покорно фотографировались с мимо проходящими курортниками. Наша квартирная хозяйка сказала, что лошадей в Пицунду пригнали из Сухума во время абхазо-грузинской войны. И с тех пор они стали бездомными уличными животными.

А потом было у нас утро козье, после которого наступило утро собачье. Жители Пицунды, по непонятным для меня причинам, всем другим породам предпочитают спаниелей. Если верны мои скудные познания пород собак — русских. Может, даже в этом хотят подчеркнуть свое влечение к России, а потому и не заводят у себя, к примеру, грузинских овчарок (есть и такие).

Реликтовые сосны и сталинские фейхоа

Пицунда, которая статус города получила в 2007 году, возникла как греческая торговая колония в IV веке до н. э. В названии города прячется слово «сосна». Причем пицундская сосна не обычная, а реликтовая. Предки нынешних деревьев глядели на Черное море тогда, когда на Земле только-только стали появляться предки человека. И глядели на море тогда, когда в эту местность, ставшую окраиной Римской империи, ссылали непокорных христиан. Трудно представить, что до XIX века этот ныне благословенный рай для курортников был мерзкой заболоченной местностью с полчищами малярийных комаров. Справиться с дурной наследственностью помогла прожорливая рыбка гамбузия и пользительный эвкалипт. Использовать Абхазию как полигон для выращивания различных непривычных для этой местности культур продолжали и в ХХ веке. Так, по личной инициативе товарища Сталина, в этой местности появились фейхоа и платаны, а заодно и несколько правительственных дач. Так было предопределено развитие Абхазии как курортной зоны и зоны субтропического земледелия, в которой нашлось место и табаку, и чаю. Но если и ныне на пицундском рынке отдыхающим в качестве сувениров предлагается абхазский чай, то местный табак — это такой же реликт, как и сосна. А ведь было время, когда табачный гигант «Филипп Морис» покупал абхазский табак для купажа своих сигарет, а Исаак Бабель писал о нем: «Тончайшие сорта, выпускаемые прославленными фабриками Каира, Александрии, Лондона, приобретали особенную ценность от подмеси абхазского табака». Теперь абхазам только и остается, что вспоминать о тех славных временах, поскольку экономические санкции 1994 года против гордой республики свели на нет производство табака. Ну, а своими силами и легкими абхазы выкурить 1 миллион тонн производимого табака не могут.

Не так страшна Абхазия, как ее малюют

Мнения о республике тех людей, которые не бывали в этой стране, обычно сводятся к заочному суждению о полной разрухе после абхазо-грузинского военного конфликта в 1992-1993 годах. Неухоженные и не восстановленные дома здесь и в самом деле есть. Так же, как и следы пуль на стенах многоэтажных домов. Но если пройти по александровским улочкам, то можно увидеть картинки и почище абхазских: сгоревшие дома в центре города, недоуложенные бордюры, вскопанные траншеи с оголенными трубами. Но, отряхивая пепел войны, гордая республика, признанная, помимо русского собрата, всего несколькими невеликими государствами, восстанавливается, потихоньку строится и старается, как может, встречать туристов.

Грузинский вопрос

Есть ли у Грузии, на своих картах упорно изображающей Абхазию в границах своего государства, полноценное право считать республику своей территорией? Этот вопрос то и дело возникал во время нашего здесь пребывания. Особенно тогда, когда наш экскурсионный маршрут пролегал по местам боевой славы. Такими местами абхазы называют уже не ту местность, где советские солдаты сражались в годы Великой Отечественной войны с дивизией «Эдельвейс». Это там, где сейчас на скалах установлены таблички с именами погибших во время грузино-абхазской войны. Одно из таких мест — у реки Гумиста близ абхазской столицы. Но к завоевавшим половину Абхазии грузинам у отвоевавших свою территорию назад абхазов открытой ненависти я не увидел. Только разве что вот наш экскурсовод сердечно просил называть столицу Абхазии Сухумом, а не Сухуми, как она именуется в Грузии. А сам обстоятельно потом рассказал и о том, что абхазы раньше, чем грузины, приняли христианство и раньше, чем грузины, вошли в состав Российской империи. И о том, что во времена Советского Союза Абхазию Грузинской ССР подарил Сталин, присоединив лакомый кусок своей родине. О том, что ближайшими языковыми соседями абхазам являются адыгейцы, кабардинцы и абазины, но никак не грузины. И о том, что после развала СССР абхазы не участвовали в референдуме за «самостийность» Грузии, а всегда тяготели к русским.

Туристские Нью-Васюки

Туристов здесь ждут, туристам здесь рады, туристов здесь любят, особенно их деньги. Гранича бочком с вальяжной соседкой, готовящейся к принятию Олимпиады-2014, Абхазия набирается у России ее снобизма и подтягивает свои цены к сочинскому уровню. Только вот уровень сервиса при этом, даже со скидкой на иногда весьма утомительное абхазское радушие, еще не на должном уровне. Так, отправляясь на очередную экскурсию в небольшом автобусике, я мало того что почти не видел окрестных красот из-за странного расположения кресел, да еще и то и дело отвлекался на нашего экскурсовода, примостившегося рядышком на табуреточке.

При всем при этом абхазы добродушно грезят превратить республику в курортный рай. Такой, чтоб не хуже чем в Турции или в Египте. Что ж, туристам, уставшим валяться на море, хозяевам показать есть что. Даже не бывавшие в Абхазии россияне знают и про озеро Рица, про Новоафонский монастырь, про обезьяний питомник и ботанический сад в Сухуме. Да и попотчевать своих гостей тоже чем найдется. Правда, особенно надеяться при этом на соответствие цены и сервиса не приходится.

Не гонялся бы ты за дешевизною

На наш выбор Абхазии как места августовского отдыха повлиял миф, что «там все дешево». Ну да, комната в квартире с хозяйкой — 600 рублей в сутки, вроде не дорого. Но при этом у нас не было отдельных ключей, ремонт унитаза хозяйка затеяла как раз на второй день нашего приезда, а в ванной нельзя было помыться по причине ее непотребного вида. Наши друзья нашли жилье и вовсе за 150 рублей в сутки. Цена, конечно, смехотворная, но жилье представляло собой сарай с незакрывающейся дверью и без окон.

Дешевых фруктов, на которые очень рассчитывали, мы тоже почти не сумели найти. Цены, особенно на аллее, ведущей к пицундскому пляжу, ничем не отличались от александровских. Правда, на местном рынке мы обнаружили инжир по 30 руб. за килограмм (такой же инжир потом на набережной в Гаграх продавался по 110 руб.)
Что оказалось в Абхазии дешевым — так это вино. Бутылку ординарного абхазского вина, которое в александровских магазинах продается за 300-350 рублей, здесь можно купить за 150 рублей. Правда, одно «но» — многие вина абхазы делают из повсеместно растущего винограда Изабелла, имеющего специфический вкус, который обычно любят женщины зрелого возраста.

Море зовет

Если говорить о том, что в Абхазии было идеальным — так это природа и море. Море хорошо и в полный штиль, когда прозрачность у него такая, что в этой непривычной после Дичковского озера прозрачности видно даже маленьких медузят. Хорошо оно и в своем волнении, во время которого так приятно покачиваться на волнах. Так что если вы любите море и готовы смириться с особенностями местного отдыха, то абхазское побережье — это для вас.

Эдуард Егоров,
фото автора.

Оцените материал

Комментарии на “На окраине Византийской империи

    1. Эту работу, именуемую декоративной скульптурой «Медея», сработал грузинский скульптор и народный художник СССР Мераб Исидорович Бердзенишвили.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector