Вы здесь
Главная > Город > Новости > Церковь раздора

Церковь раздора

В областной прессе неоднократно подчеркивалась мысль, что туристическая отрасль должна стать опорой экономического развития Владимирского края. Наш город, хотя и никогда не входил в состав классического маршрута «Золотое кольцо», но, безусловно, всегда влек к себе туристов. Многочисленные потоки любителей средневековой истории значительно возросли после ликвидации понятия «закрытый город». Но первую скрипку в этом сыграл музей-заповедник «Александровская Слобода», расположенный в стенах Александровского кремля.

(В прошлом году было более 400 тысяч посещений музейных экспозиций). Благодаря тому, что музей поселился в этих стенах в 1921 году, большинство зданий комплекса не использовалось под хозяйственные нужды, как это было, например, в Переславле-Залеском, где в церкви Александра Невского разместился трансформаторный киоск и хлебный магазин, а церковь Владимирской иконы Божьей Матери арендовала Московская офсетная фабрика с обустройством душевых в алтарной части. Своим радением сотрудники добились того, что музей получил статус федерального балансосодержателя, избавившись от звания филиала Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Главной же музейной ценностью стали здания, построенные в начале XVI века русскими и итальянскими мастерами по приказу Великого московского князя Василия III. Изначально Александровский кремль служил местом отдыха московских правителей. Теперь на эти здания загородной царской резиденции уже в который раз претендует Свято-Успенский женский монастырь. В начале 1990-х монастырю была передана часть зданий кремлевского ансамбля, включая Троицкий собор, Надвратную церковь Фёдора Стратилата, две трети келейного корпуса у южной стены, Сретенскую церковь, дом настоятельницы. Ныне, по разговорам монахинь и прихожан, в сферу монастырских интересов попала Успенская церковь, где сейчас располагается популярная у туристов выставка «Сокровища трех веков», а в исторической хозяйственной части здания расположена не менее интересная выставка «Царская квасная», знакомящая с традициями приготовления средневековых напитков (в первую очередь, самого популярного на Руси — кваса). Никакого глумления над памятником архитектуры, как это пытаются представить бойкие ревнители православия, нет. И уж тем более никаких мероприятий, в разносимых слухах именуемых не иначе, как скоморошьими действами, здесь не проводится. Может быть, таковыми считаются исторические спектакли московских театров? Или выступления с духовными произведениями лучших российских коллективов (кстати, один из них, хор Свято-Данилова монастыря, в этот четверг опять выступает в музее-заповеднике)?

Но, тем не менее, идет шумный и не подобающий настоящим православным людям процесс выдавливания музея с территории городского кремля. Подобный процесс привел к выдворению Сергиево-Посадского музея-заповедника за лаврские стены. Не могу не согласиться с исторической обоснованностью возвращения религиозной организации ей изначально принадлежащего. Но в отношении Александровского кремля ситуация иная. Свято-Успенский монастырь появился в стенах Александровского кремля с дозволения Алексея Михайловича Романова лишь почти через сто пятьдесят лет с момента завершения строительства фамильной загородной резиденции Рюриковичей. И с 1513 года, момента его постройки, он являлся правительственным учреждением, вариантом загородного замка, каковым для Парижа являлся Версаль. И, пожалуй, нет более уместного места, где на основе музейных экспозиций рассказывалась бы история становления российской государственности времен Ивана IV. Да, может быть, для многих этот царь и остается Грозным и даже Кровавым. Но нельзя при этом не брать во внимание, что именно при этом правителе у нас началось книгопечатание, появились музыкальные школы, проведены военная, судебная и иные реформы, значительно приросла территория страны, сделана попытка выйти к Балтийскому морю и начато освоение Сибири. А сохранять память о 17-летнем пребывании Ивана IV в Александровском кремле вне памятников, в которых располагался государев двор, — абсурд.

И зачем не столь многонаселенному Александровскому монастырю еще одно здание — непонятно. Всех желающих, даже по большим праздникам, может вместить Троицкий собор. Помимо этого собора, в городе имеются еще четыре церкви, в которых проводятся службы, включая Сретенскую церковь Успенского монастыря. При этом существует одна удивительная вещь — доступ между утренней и вечерними службами в центральную часть главного монастырского собора ограничен. Неужели приезжающие со всей страны гости нашего города не могут попасть в собор только потому, что они не постоянные прихожане, а всего лишь туристы? Показателем не столь высокого числа прихожан и паломников в будние дни может считаться и наличие людей, просящих милостыню не у находящегося в ведении монастыря Троицкого собора, а у места сбора экскурсионных групп. Что неприятно действует на гостей музея, а самих людей с протянутой шапкой автоматически переводит из разряда нуждающихся в милостыне в разряд обыкновенных уличных попрошаек.

Сам же собор из-за современных поновлений утрачивает свою культурную ценность, превращаясь из архитектурного уникального сооружения в обыкновенный храм, для которого не важна его историческая значимость. Известный московский ученый, реставратор и историк древнерусской архитектуры В.В.Кавельмахер указывал на недопустимость ежегодного беления красивейшей белокаменной резьбы на фасадах Троицкого собора и масля-ной покраски кладки дворцовых папертей, при которой оказалась закрашенной даже южная надпортальная фреска. Подобное отношение к памятнику, как считал В.В.Кавельмахер, в конечном итоге приведет к тяжелому для всей русской культуры последствию. Это еще один факт, который ярко иллюстрирует мысль лауреата Нобелевской премии Виталия Гинзбурга, высказанную в эфире радиостанции «Эхо Москвы», о возрастании влияния церкви на многие сферы общественной жизни и проталкивании религиозной веры в ущерб настоящей науке.

И эта конфронтация науки и религии на александровском уровне, в первую очередь инициированная противниками музея, уже не инцидент только двух сторон. Это противостояние может жестко коснуться всей жизнедеятельности города. В случае изгнания музея из кремлевских стен туристы забудут о существовании такого города, как Александров. Городской художественный музей и музей сестер Цветаевых, увы, не смогут стать такой туристической изюминкой, каковой является музей-заповедник «Александровская Слобода». При всем уважении к инициативности и рвению его сотрудников, большинство групп в эти два муниципальных музея обеспечивает именно музей-заповедник. Пострадают не только музеи, но и хозяева гостиниц. В надежде на неспадающий спрос на посещение нашего города в туристических компаниях владелец гостиницы «Александров» начал строительство еще одного корпуса на 100 номеров еврокласса. При вышеописанном исходе событий не только строящийся, но и первый корпус окажутся ни к чему. Возможно, незначительно, но обязательно спадет покупательский спрос в магазинах, которые находятся в месте размещения туристов (например, «Милена» и «Копейка» на улице Революции), и уж точно у стен Александровского кремля. Останутся без работы торговцы сувенирами. Владельцы ресторанов и кафе потеряют деньги, которые они зарабатывают на обслуживании экскурсионных групп. Ликероводочный завод потеряет значительный доход, который он сейчас имеет от посещения туристами его фирменных магазинов (что поделаешь — в отсутствие традиционных городских промыслов, эдаким продуктом-сувениром, который с удовольствием увозят иногородние, является водочная бутылка). И Александров превратится опять в тот «блаженный город», о котором и из которого ничего не пишут (каковым описал его в 1860 году путешественник С.Яковлев). Ну, так что же: «Бог милостив, проживем, мол, без всяких газет да статей не хуже других русских людей, монастыри уважаем, на юродивых жертвуем — стало быть, нечего бояться…»?

Эдуард Егоров
фото автора

Оцените материал

Один комментарий на “Церковь раздора

  1. А из Успенской церкви музейщиков уже выперли частично. Выставку «Сокровища трех веков» демонтировали и срочно перебросили в выставочный зал, который работал с временными выставками. Так что сдача культурных объектов русской православной церкви идет полным ходом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector