Вы здесь
Главная > Порядок и закон > Милицейские хроники > В притонах все спокойно

В притонах все спокойно

Вечером 28 июля милицейские патрули разъехались в разные концы Александрова. Начался рейд по притонам. Он проводился отделом участковых уполномоченных милиции совместно с уголовным розыском. Все притоны, т.е. места совместного распития спиртных напитков неблагонадежными гражданами, попали под пристальный взгляд не только милиции, но и средств массовой информации.

Притоны в центре Александрова располагаются преимущественно в общежитиях и домах очень старой постройки. Первый пункт, куда мы пришли — общежитие на ул. Революции. Еще в коридоре нас встретил запах, похожий на запах груздей и осеннего леса. Но когда дверь в комнату открылась, он стал запахом притона. Я даже не смогу, наверное, описать эту комнату словами. Темно, грязные стекла окон почти не пропускают свет. На двух столах, расположенных у разных стен, грязная посуда — сковородки с застывшим жиром, горы тарелок с остатками макарон, немытые кружки и стаканы. В разных местах валяются вилки и ложки. Шкафы, возле которых ворохи одежды, на полу — палас, по которому разбросана вермишель с каким-то соусом. Два замызганных дивана неопределяемого цвета, на них сидят две женщины.

Описать их трудно, помнятся только опухшие лица, какие-то синяки и странные глаза. С одной стороны — вроде как понимают, что живут практически в помойных условиях, но готовы до последней возможности защищать свое право на такую антисанитарию. Почему у них так не убрано — они объясняют просто — два дня не были дома, работали. Хотя каждому понятно, что за 2 дня такой грязи накопиться не может, в этой комнате не убирались месяцев шесть. Работают они, вы даже не представите, где и кем — грузчиками на базе металлолома! Может, это была такая шутка… Никого постороннего в комнате не было, женщины были вполне вменяемыми, с них взяли очередное обещание привести свое жилье в порядок.

Следующий пункт рейда — ул. Коссович. Пятый этаж, двухкомнатная квартира. Несмотря на очевидное весьма низкое качество жилья — давно не крашенные полы, протекающий потолок, страшные двери и окна, порядок в ней поддерживается. Во всяком случае, полы были помыты. В квартире находились полуголые (или полуодетые) мужчины и женщины. Все на удивление трезвые. Ведут себя прилично. Никого подозрительных и посторонних в квартире не обнаружили. Поэтому поехали на следующую «точку».

Этот дом на ул. Ликоуша, 5 давно расселен и вообще не пригоден для жилья. Продравшись сквозь заросли крапивы, попадаем во двор. Пара развалившихся сараев, корыто с водой, только что выстиранная кофта висит на веревке.

Милиционеры поднимаются на 2-й этаж. Там живет (или обитает) мужчина, который даже не приподнялся при нашем появлении. Он тоже был трезв, как и обитатели других притонов. За печкой на кровати, в темном углу лежала его мать — старая, по всей видимости, больная женщина.

Через некоторое время на пороге комнаты появился другой обитатель дома. В руке он держал нож. Увидев милицию, убрал его лезвие, но нож все равно оставил в руке. Мы спустились проверить его жилище. Там была его жена Катерина. Полуподвальное помещение с печкой и отваливающимися дверями, низким потолком и стенами, завешанными каким-то тряпьем. Пока участковые опрашивали обитателей дома, пришел еще один мужчина. Он только что купался в озере, был веселым, дерзким и тоже трезвым. Посмотрев на все это, вдруг я поняла, что все мужчины, обитатели дома, довольно прилично выглядят — подтянутые, даже стройные фигуры, накачанные мускулы, гладкая загорелая кожа с татуировками. Очень странный диссонанс с теми условиями, в которых они живут… Что-то тут не вяжется одно с другим.

Как пояснили мне участники рейда, в настоящее время ни в уголовном, ни в административном кодексе нет понятия «притон». Поэтому привлечь их обитателей формально не за что. Ни за антисанитарию, ни за распитие спиртных напитков. Потому что квартира — это не общественное место. Получается, что соседи никак не могут воздействовать на жильцов грязных, вонючих нор, которые никогда не убираются и воняют на весь подъезд. Но ведь терпеть такое соседство порой невыносимо. И будет понятно, если соседи будут действовать на свое усмотрение.

Что касается судьбы людей, которые живут в таких местах… Вот старушка за печкой — вряд ли она мечтала о такой старости. Как и кто может ей помочь? Уж точно не милиция. Сейчас бы порассуждать о том, что в других городах есть приюты для бездомных людей, где они хотя бы могут помыться и поесть. Но это — где-то там, это не для нашего города, в котором благонадежные-то жители и то живут по полгода без горячей воды. Получается, что вот съездили участковые, проверили, все спокойно — ну и хорошо. Просто это реалии жизни, и искоренять их — все равно, что бороться с засухой и жарой, — бесполезно… Так и умрет эта бабушка в темноте, грязи и клопах, и закопают ее тут же, под старым деревом в крапиве. Так и надорвется та женщина на разгрузке металлолома и останется совсем без средств к существованию. Потом замерзнет где-нибудь на улице… А мужика с загорелой кожей прирежут в какой-нибудь пьяной драке, просто так, его же собственным ножом. Это параллельный мир, и ни у кого нет над ним власти.

Ольга Рыженкова,
фото автора.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector