Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Возмутитель спокойствия

Возмутитель спокойствия

21 мая в выставочном зале Александровского художественного музея открылась персональная выставка Геннадия Ивановича Перова, приуроченная к его юбилею.

Кстати, следующий год тоже юбилейный: будет 20 лет со дня приезда в Александров и 10 лет членства в Александровском клубе художников.

Я увидела работы художника на традиционном осеннем вернисаже «Душа родного края-2001». Запомнила новое имя. Благосклонно отозвалась о работах. Но как-то не случилось за эти годы ни интервью, ни разговора по душам. При этом не заметить Перова невозможно. Помимо того, что он много пишет, он всегда готов высказаться «по поводу». Его высказывания зачастую занозисты и задиристы. Он в хорошем смысле слова непоседа и забияка. Кого-то это раздражает, кого-то отталкивает, кого-то веселит. Но, будь он другим, другими стали бы и его работы.

Директор музея Е.Н.Усанов обратил внимание, как смело, интересно Перов работает с плоскостью. Как необычно пишет усадьбу купца Первушина. «Я зашел не с той стороны — и сразу был пленен», — говорит художник. Действительно, это не парадный портрет усадьбы, а неожиданные ракурсы, композиция, цвет. От реализма до кубизма — и везде любовь. Пожалуй, так много усадьбы нет больше ни у кого.

Обратился художник к теме Каринской битвы — появилась серия исторических работ. Охотно пишет портреты, в том числе на заказ. Есть пейзажи, жанровые сцены. По должности он вообще реставратор. Хоть и сказал на открытии: «Нет возможности всем заниматься. Сейчас успеха добиваются только узкие специалисты, потому что планки очень высокие», — в общем-то, сам себя опроверг. Работает в разных жанрах; приверженец классической школы и при этом экспериментатор; занятие живописью называет «непрерывной борьбой с самим собой» и одновременно любимым делом. В этих противоречиях он весь, они и высекают, вероятно, божественную искру, делают «картинки» энергетически насыщенными, беспокойными, живыми.

На открытии выставки художник рассказывал о себе, о своем понимании творчества. Говорил, будто клал на холст широкие яркие мазки. Импровизировал. Картина осталась незавершенной. Но слушать было интересно.

Мои заметки грешат субъективизмом, поэтому для полноты облика юбиляра приведу слова Александра Леонтьевича Варавы —они вместе реставрировали усадьбу и сделали немало добрых дел. «Нам понадобился человек, чтобы убрать леса. Мне сказали: есть такой Перов. Я позвонил, он тут же откликнулся и сокрушил эти леса.

Мы с ним соревнование устраивали. Он предложил: давай я тебя буду рисовать, ты — меня. У меня и красок не было, он свои дал — только рисуй. Этот портрет сейчас на выставке».

В общем, характер вырисовывается. Если Геннадий Иванович сейчас такой заводной, то каким он был в молодости?!

А еще мне запомнилась его встреча со старыми работами. Он подошел к ним, сказал: «Они стали еще лучше!» — и прибавил: «и давно живут своей жизнью».

Долгих лет юбиляру и его работам.

Галина Кипренко,
фото автора.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector