Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Александров: рыночный по(д)ход

Александров: рыночный по(д)ход

Эти заметки мы получили по электронной почте. Сам автор охарактеризовал их как «наполовину серьезную (основанную на исторических фактах) и наполовину выдуманную мной „из головы“ историю города Александрова». Заметки, написанные автором, показались нам очень любопытными. Надеюсь, что они понравятся и нашим читателям.

***
На городском рынке, слева у самого входа, стоит толстая баба в потертом кожаном капоре с норковой опушкой, из-под которого настороженно выглядывает предлинный, в рытвинах и ухабах, нос с прилепившимися к нему с обеих сторон двумя маленькими, точно дверными, глазками. У бабы можно купить китайские носки неопределенного цвета, по двадцати пяти рублей за пару. И на этикетках этих самых носков написано «Остерегайтесь подделок».
Неподалеку от бабы небритый, нетрезвый, невеселый мужик в китайской куртке из такой же кожи от версаче говорит по телефону:
— Сань, слышь — у нас тут проблемы. Серьезные, а хрен ли ты думал-то? Во всем городе нет мотыля…

***
На рынке, в мясных рядах, загляделся на продавщицу, которая стояла за прилавком с морожеными курами, утками, гусями и запчастями к ним, в виде потрохов, крыльев, ног и шей. Сама торговка была немногим уже прилавка, с толстыми золотыми серьгами, толстой меховой шапкой, толстым носом и губами. Покупателей было мало — человека два. Но и они отошли. Продавщица стояла, любовно оглядывала разложенное на прилавке и беззвучно шевелила губами. Казалось, она обращалась к курам и уткам с приветственным словом. Или со словами поддержки. И то сказать — за что их ругать-то? Этаким манером говорила она со своим товаром минут пять и смотрела, смотрела на него во все глаза, «как души смотрят с высоты на ими брошенное тело», а в конце своей речи взяла да и легонько похлопала по животу толстый пакет с куриным фаршем.
Я не знаю, какой надо быть после этого отмороженной курицей или уткой, чтобы немедленно не продаться.

***
Бывают такие развалы, на которых продают все по десять или пятьдесят рублей. Там можно купить какую-нибудь коробку с сучковатыми зубочистками или китайский фонарик, слепой от рождения. Увидел я как-то на таком развале рамку для фотографий. Рамка как рамка — белая, пластмассовая. Только в углу рамки был ангелочек. В некотором роде амур. В некотором потому, что в руках у этого существа были не лук и стрелы, а гармонь. И существо на ней играло, но очень, очень тихо. Само оно имело вид сильно подвыпивший — щеки и нос красные, крылья сложены как попало, ноги заплетаются. Такой же вид имел и продавец этих ненужных вещей —пьяненький мужик с красной рожей. Только без крыльев и гармошки. Да и рамка для него была, мягко говоря, маловата. Мужик сидел на складном стульчике и дремал. Время от времени, не просыпаясь, он ощупывал себя руками — видать, проверял — на месте ли гармонь и крылья. Во сне у него было и то, и другое.

***
В дальнем углу рынка, вдали от ожиревших колбас, дебелых помидоров, никогда не достигающих половой, а только молочной спелости, модных кожаных сумок из лакированной клеенки, продают пушистых, пыжиковых утят с розовыми клювами, невозмутимых щекастых кроликов и щенков.
— Отдам дешево, — тараторит дородная тетка с обвислыми, бульдожьими щеками, — совершенно готовая собака для вашего ребенка! И лапы, и хвост, и ошейник, и поводок — все есть.
Готовая собака, размером с ботинок, прижавшись к могучей теткиной груди, виляет готовым, крошечным хвостиком и тихонько поскуливает.
Стоящий перед теткой мальчик лет шести, не сводя глаз со щенка, дергает за рукав маму, которая согласилась только посмотреть, но не вздумай просить:
— Мам, мам — он когда вырастет — лаять научится?
— Научится, — лает в ответ выросшая мать, и тащит своего готового мальчика покупать картошку или колбасу, или кожаную сумку из лакированной клеенки.

***
Солнце светит так ярко и греет так сильно, что чувствуешь себя курицей, которую запекают в микроволновке с грилем. У рыночного прилавка с китайскими игрушками из последних сил стоит покупатель в пиджаке на голое тело. Покупатель небрит, давно нечесаные полоски на его пиджаке спутались в какие-то непроходимые заросли, а пустые и голодные карманы жадно раскрыты так, как будто три или четыре месяца у них и копейки внутри не было. По всему видать, что мужчина недавно пришел в себя, а до того недели две неизвестно где обретался. Зачарованно он смотрит на китайских разноцветных пластмассовых птичек, поющих пронзительными китайскими голосами на китайских батарейках. Красные и желтые в черную полоску птички сидят на пластмассовых деревянных пеньках, судорожно дергают хвостиками и мелко щелкают клювами. Мужчина проглатывает слюну, аккуратно выдыхает в сторону и медленно, со скрипом, начинает открывать рот… Не дождавшись вопроса, продавщица, толстая накрашенная молодуха в кольцах и браслетах по всему телу, выпаливает: — Триста рублей без птенчиков, а с птенчиками по триста пятьдесят.
Неожиданно для продавщицы и прежде всего для самого себя мужчина достает из кармана триста пятьдесят рублей. Оторопевшая молодуха начинает упаковывать птичек в коробку. Одновременно она дает советы мужчине, как осторожно надо нести коробку и, самое главное, как вытащить из нее птичек так, чтобы не поломать им нежных пластмассовых хвостиков и клювов. Мужчина ее не слушает — он смотрит на птичек, и на лице у него написано: «только что я сам, своими руками обменял зачем-то три полных бутылки водки на чирикающую пластмассовую китайскую хрень». Без этих птичек дорога домой ему заказана. Оно, конечно, может так статься, что и с этими птичками его спустят со всех лестниц, но без них…
Наконец, коробка закрыта и даже заклеена. Мужчина осторожно берет ее обеими руками и, продолжая дышать в сторону, чтобы не отравить птичек перегаром, медленно, на негнущихся ногах, вступает на трудную дорогу к дому. Продавщица какое-то время смотрит ему вслед, а потом достает из-под прилавка пакет с пряниками и надкусывает два.

Михаил Бару, http://www.netslova.ru/baru/
фото Эдуарда Егорова.

Оцените материал

Комментарии на “Александров: рыночный по(д)ход

  1. да уж, особенно про птичек мне понравилось. Только вот чес-слово, объяснение такой покупке какое-то неамплитудное … Так и хотелось чего-нибудь более романтичного, неожиданного, а так — какая-то проза жизни …

    вот про амура и гармошку, мотыля — очень душевно! Спасибо ))))

    1. Как-ка-ак-ко-е? Неамплитудное? Не, это вы бросьте. Самое что ни на есть вот самое оно. Романтика уже в том, что он их купил…

      1. Он их купил потому что у него выбора не было. (по версии автора) Домой не пустят, или с лестницы спустят. т.е. по принуждению! Какая ж это романтика?
        Романтика — эт когда от сердца, или там, от души )))

  2. Хороший язык у Бару, метафоры приятны и свежи. Будем ждать новых публикаций. А вот название у статьи малоподходящее, словно пришито не авторской, а редакционной рукой.

    1. А так оно и есть. Скрывать не будем. Заголовок — редакционный. У автора эти заметки назывались просто: «Александров». Да и было их побольше, но выбрали в редакции лишь те, которые относились к одной теме. К рыночной. Большего объема не смогли дать — все же «Уездный город А» — это не «Литературная газета».
      А автор, кстати, по поводу названия не возражает.

      1. Понятно. По-моему, дело с заголовками в «УГА» вообще довольно слабо поставлено. Практикуется такой вполне себе советский подход — повествовательно-констатационный. Вероятно специфика материалов в региональной газете как раз такую сухость и подразумевает. Но то, что в заголовках почти нет юмора, не говоря уже про игру слов, меня — читателя расстраивает.

        1. Ну, это вы переборщили. А как же «Всемирный день луж», «Почти почтительно о почте», «Из грязи — в курортные князи», «Сливки кукольного общества», «Хождение по вузам» ?( список можно продолжить). Да, их не так много, как хотелось бы, но вы правы: специфика большинства текстов не предполагает творчески-юморной заголовок.

          1. “Всемирный день луж”, я посмотрел по архиву, почти годовалой давности статья. Прочих материалов на сайте вообще нет. В любом случае 5, да пусть даже 20 интригующих заголовков за год как раз и называется «почти нет». Так что мне кажется я все-таки не перебарщиваю. А вообще, Галина, спор у нас пустой. А Бару у вас — хороший. Редакционная удача. Развивайте успех.

          2. как-то вы путаете жанры и типологии. УГ — это действительно, не Литературная газета. И Бару — это не редакционная удача. Это скорее — редакционное исключение. У него — литература, а в газете все-таки — журналистика.
            И все эти юморные заголовки — это тоже для Крокодила, Роман-газеты, Веселых Картинок. Ну, может быть еще для литсовет.ру. Заголовок должен суть статьи передавать, чтобы было сразу понятно — о чем речь. И это классический подход мировой журналистики. Одной из лучшх в которой, кстати, была советская )))

          3. Вот именно удача! Хотя некоторые недовольные читатели, насколько мне стало известно, уже бомбили редакцию звонками…. Нехорош для них Бару, откровенно говорящий о том, что происходит в Александрове. Похоже, у нас завелись страусы. Прятать голову в снег от действиельности они уже научились.

    1. Нет, Ольга, я ничего не путаю, я говорю не о «юморных заголовках», а о названиях в которых наличествует игра слов и смыслов. Например, «Шавки долой» — для материала о бездомных собаках или «Еще много, много ряс» — про визит церковников. В УГА подобных вещей очень мало, все больше «Университет жилищно-коммунального хозяйства» или «Борьба за муниципальный заказ 2″.
      А Бару хоть и исключение, но и исключительная удача. Понятно, что подобные материалы в городской газете не могут быть частыми и занимать много места, но они выгодно оттеняют скучные статьи и смотрятся на их фоне очень выгодно и свежо.
      А про то, что советская журналистика была одной из лучших в мире — даже не смешно. Советский журналист работал под мощным идеологическим прессом, зачастую изъяснялся штампами и нечасто мог позволить себе высказать собственное мнение. Перечтите «Компромис» Довлатова. Какое уж тут лидерство.

      1. Уважаемый Седой, честное слово, мне уже не удобно повторять одно и то же несколько раз, но приходится, поскольку, к сожалению, смысл того, что я говорю, от Вас ускользает. От газеты вроде УГ нельзя ожидать непрерывных литературных изысков. Просто жанр не тот. Это все равно, что прийдя на Евровидение, сожалеть что не услышал на нем камерного оркестра. Вы, может быть, не поверите, но каждый из журналистов УГ совершенно спокойно и с большим удовольствием напишет такие же зарисовки как Бару. Но это будет уже литературный альманах, а не газета. Поэтому нам достается вся грязь и скука, как Вы говорите. Реальной повседневной жизни. И если Вы хоть иногда читаете наши низколитературные материалы со скучными заголовками, то могли бы заметить в них другие плюсы и полезности. Ну нельзя все время кушать пирожные. Надо и рыбий жир ложками употреблять )))))

        про советскую журналистику — как нибудь в другой раз поговорим. Поскольку разговоры об идеологическом прессинге — сами по себе неистребимый подсознательный штамп, а вовсе не собственное мнение, основанное на анализе информации. Что весьма характернно для людей старшего поколения, так любящего списать свою «загубленную жизнь» на объективные обстоятельства жизни. Извините, ничего личного.

        1. Хотелось бы вступиться за УГ. Хорошо, когда есть броские и блестящие заголовки. По ним многие читатели встречают материал. Но провожают-то они его по содержанию. Даже и в литературном произведении (рассказе, повести или романе) заголовок зачастую не самое главное. Возьмем, к примеру, «Двенадцать стульев» или «Анну Каренину» — самые обычные заголовки. Если их читать медленно, так и можно зевнуть от скуки. Упрекать, к примеру, Ильфа и Петрова в отсутствии остроумия ей-Богу неловко. Газетный же материал не роман, не повесть и не рассказ. У него очень часто задача совершенно другая, утилитарная. Мне представляется, что тут читателю важна в заголовке ясность и практическая польза. Если к этому прилагается остроумие, игра слов — прекрасно. Кто же против этого? Но бывает, что и материал статьи не располагает к разного рода словесным изыскам. Кстати, Ольга, я не могу согласиться с тем, что журналистам достается все грязь и скука . Им достается жизнь. Да, бывает, что и грязная. Но всегда интересная. Скука, как и счастье, всегда внутри, а не снаружи. Мне так кажется. Всегда можно найти интересное, если постараться. Даже и в скуке:-) Ну, а как найдете — так сесть, задуматься, посмотреть внимательно на потолок и считать с него красивый заголовок:-) Не такая уж это и сложная задача, если разобраться. Не сложнее, чем написать, собственно, материал.
          Вообще же, должен сказать, что УГ мне нравится. Живая газета. Я это говорю, потому, что могу сравнивать с другими провинциальными газетами.

          1. Михаил, про скуку, это я цитировала Седого ))) Было бы мне скучно — что бы я делала в газете столько лет!
            А заголовки? Да есть и у нас они красивые, яркие, которые читатели помнят долгие годы. Но неужели я буду по первой же критике заползать в архив и рыться в нем …. Доказывая, что я — не верблюд и умею передавать суть одним красивым предложением. Вот это, правда, скучно ))) Уж извините )))
            Вот из вредности буду писать теперь суперскучные заголовки! «12 стульев» говорите ))) ладно, посчитаю километры какой-нбудь новой газовой трубы до очередной газифицируемой деревни ))) и получится «8 километров и 15 тыс. кубометров».

          2. Читателя надо любить. Это писатель может гордо от всех отвернуться, плюнуть в сердцах и заявить: «Ну и пожалуйста! Черт с вами со всеми! Меня оценят потомки!» (да и то — только тот писатель, который твердо уверен в своей гениальности:-) Журналисту же нужно, чтобы его поняли здесь и сейчас. Он не может себе позволить писать «из вредности скучные заголовки»:-) Да и проще написать завлекательный заголовок, чем спорить с читателем. Ведь других-то читателей нам не далено:-)

          3. Михаилу:
            А с кем вы нас сравниваете? Интересно.
            В бочку мёда по поводу статьи можно добавить ложку дёгтя? Мой знакомый говорит, что вы совсем не любите своих героев. И пишете, чтобы постебаться над ними. Так ли это?

          4. Ой, как интересно!!!!
            Галина, а Вы не думаете, что в Вашем знакомом просто зависть говорит? Его-то не обсуждают с таким живым интересом, а все больше падают ниц с придыханием=)) Что ж он, знакомый-то не только Ваш, не вступит в дискуссию? Потому что, даже любя людей, считает неприемлимым для себя метать бисер перед нами.
            А вообще, с праздикоми вас, дорогие люди! Любите и будьте любимы!

          5. Я сам из Серпухова. Там даже не одна газета местная. Да и Серпухов побольше Александрова. Но ваша газета нисколько не хуже серпуховских. Могу еще сравнивать с газетой подмосковного наукограда Пущино-на-Оке. И на этом фоне тоже неплохо. Даже и получше будет. Вообще я довольно много путешествую по центральной России. Местной прессой интересуюсь. Могу сравнить.
            Ложку дегтя конечно добавляйте. Читатель всегда имеет на это право. Нет, я не могу сказать, что пишу ради стеба. Ради стеба писать скучно. Своих героев я люблю. Не всех, конечно. Но если и люблю, то не слепой любовью. И ежели твой герой пьян или толст, или скандалит с соседями — что ж из того? Все равно это твой герой. Уж какой есть. Делать всех белыми и пушистыми я не стану. Это будет неправдой. Но вообще у меня довольно много героев:-) В УГ напечатана малая толика. Как говорится, эта выборка не репрезентативна. Для выводов и обобщений маловато материала. Так что публикуйте дальше:-) Потом можно будет вернуться к этому разговору.

        2. Эк вас, Ольга, зацепило.
          Вот вы пытаетесь объяснить мне, что от меня ускользает смысл ваших слов, хотя я вас прекрасно понял. А вот вы никак не желаете понять мою точку зрения. Повторяю, я не призываю в каждом номере обильно размещать литературные материалы, прекрасно отдавая себе отчет в газетной специфике, но делать это время от времени, было бы очень приятной «фенькой». Куда занятнее, чем, скажем постоянная перепечатка чужих анекдотов на последней странице.
          «Каждый из журналистов УГ с большим удовольствием напишет такие же зарисовки как Бару» — прекрасно, я буду заранее занимать очередь у печатного ларька.
          Обиделись на «скучные статьи» — напрасно, это ж правда. Бывают у вас скучные материалы, скучные полосы и даже скучные номера случаются. Глупо отрицать. А бывают хорошие и откровенно удачные выпуски тоже выдаются. Поэтому я и числюсь среди ваших читателей. Голосую за вас рублем. Любить меня за это совершенно необязательно, но и досадливо отмахиваться от моего мнения не стоит.
          Писать суперскучные заголовки из вредности – 5 баллов. «Выбью-ка я себе глаз, пусть у моей жены будет одноглазый муж». Можно еще тексты писать откровенно плохо и с орфографическими ошибками, чтобы мне неприятно было читать. Не красит вас, Ольга, подобная позиция, даже занятая в шутку. Вы же не двадцатилетний юнкор, далеко не двадцатилетний. Ничего личного.
          Да, кстати, вашу шпильку про преклонный возраст я вам прощаю, такой уж сегодня день. Сделать мне это особенно легко, поскольку ушла шпилька в молоко: увы, Ольга, вы даже несколько старше меня будете.

          1. Мы так понимаем, что это Вы извиняетесь доступным для Вас способом ))
            Можете еще цветы и тортик в редакцию принести ))) В знак любви и верности.
            Тогда уж точно мы вас простим и еще больше полюбим ))) Особенно учитывая Вашу не по годам раннюю седину.

          2. Седой написал: «перепечатка чужих анекдотов на последней странице». Смею уверить, хоть и сочиняют анекдоты конкретные личности, но имен и фамилий их почти никто не знает. Анекдот относится к фольклорному жанру. Поэтому чужих анекдотов — не бывает. Если Вы готовы стать автором авторской колонки анекдотов — я думаю вас с рапростертыми объятиями примут в лоно уважаемой вами газеты…

          3. Так обычно с женщинами и бывает: когда у них исчерпываются аргументы, следует хитрый финт, и вот ты уже кругом виноват и в искупление должен нести тортик:)
            С местоимением, Федя, вы меня признаю, поймали, но суть в другом: время анекдота как актуальной заглушки на последней полосе давно ушло. Анекдот вдруг стал массово востребован в неюмористических печатных изданиях в начале 90-х по вполне объективным причинам. Но с тех пор прошло почти 20 лет.

  3. Не могу не согласиться-очень интересный мужчина)))
    Не знаю. как на счет телефона, а вот фан-клуб пора организовывать! Почитайте Бару об истории Александрова! Такая прелесть! Давно не встречалось таких полных, умных и в то же время не утомлительных текстов! А чего стоят афоризмы?!»Отчего у нас все смешное начинается с грустного и им же заканчивается ?»
    В общем, общественность требует продолжения!!!!!

    1. «Страх и отвращение в Александрове»? Забавно:)
      Но, по-моему, не слишком обосновано: Гонзо-тексты обычно эгоцентричны и «переперчены». Бару поглощен своими героями, фигура рассказчика практически не проступает. Таким образом нарушается основной канон Гонзо.

  4. Вот так, Седой, обычно бывает с мужчинами … Когда надоедает по десятому разу приводить какие-то аргументы, которые ими не слышатся, и слушать их аргументы, мило приглашаешь их на чай с тортиком ))))
    А они то ли из жадности, то ли из страха, то ли еще из-за чего, его (тортик)зажимают , прикинувшись незаслуженной обиженными и обвиненными во всем… Ладно …

    Кстати, можете занимать очередь в киоск, проголосовать рублем за нашу газету и почитать высокохудожественный материал про Масленицу. Пока Вы тут разглагольствуете, мы реально учитываем замечания наших читателей и Ваши в том числе. … А Вам тортика жалко ((((

  5. Материал прочитала по наводке. Понравилась последняя зарисовка про покупку китайских птичек. Позабавило описание продавцов — все они толстые и носы у них или просто толстые или «предлинные в рытвинах и ухабах», с «прилепившимися с обеих сторон двумя маленькими, точно дверными глазками» и щёки у них «бульдожьи»и «рожи красные». Странные люди, продающие странные товары. И способность автора видеть всё это и так.
    Интересно было читать обсуждение. Комментарии выгодно отличаются от самого обсуждаемого материала про юмор.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector