Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Благоустройство со слезами

Благоустройство со слезами

Вчера у нас был чёрный вторник. Долгожданное благоустройство двора дома по улице Ческа-Липа, 2 обернулось слезами и нервотрёпкой. Многие люди показали своё истинное лицо. Запишу для памяти, хотя знаю, что Бог видит всё. Просто фиксирую.

Наш дом сдан в 1978 году, мы вселились в 1988. Дорога вдоль дома не ремонтировалась ни разу. Понятно, что от асфальта осталось одно воспоминание. Но были отличные лавочки и новенький асфальт к подъездам, мы надеялись, что их не тронут, а сделают только дорогу. Тронули, конечно, всё, кому-то очень надо было деньги отмыть и заменить новое на новое.

Когда-то этот дом был кооперативом для северян, в нем строили квартиру мои родители. Если рассказывать, сколько при строительстве было нарушений, листа не хватит. От проекта не осталось почти ничего. Из пятиэтажки дом стал девятиэтажкой (с прежними коммуникациями, поэтому мы на девятом постоянно мучаемся с водой). Комнаты вместо изолированных стали смежными, площадь квартир сильно уменьшилась, потому что добавили еще 40 (!) квартир. Ни одной прямой стены и прямого угла, строили явно из бракованных плит (у нас в спальне такая — как брюхо беременного кита). Взносы на строительство, меж тем, росли и росли. Только северяне могли осилить эту «стройку века». В народе дом сразу окрестили «китайской стеной».

Председатели кооператива сменяли друг друга с завидной регулярностью. Как шептались жильцы, «наворовалась и съехала». Когда мы с мамой пытались приватизировать квартиру, то не нашли даже печать ЖСК-17, и чудо, что нам всё-таки удалось получить свидетельство о регистрации права.

Но я отвлеклась.

Благоустройство. От «Потенциала и компании».

В июле с нас собрали деньги, 3,5 тысячи с квартиры, остальные деньги добавлены из бюджета. На двери подъезда висело объявление, где была строчечка: вам принесут две квитанции, если вы оплачиваете благоустройство, то вторая квитанция аннулируется. Кто бы догадался это объявление сфотографировать! В августе нам просто выставили двойной счет за услуги «Потенциала». Ничего доказать мы не смогли, оплатили лишнюю тысячу.

Во вторник, 6 августа, наши благоустроители уложили сплошной высокий бордюр вдоль так называемой «детской площадки». Так называемой — потому что хорошей детской площадки у нас никогда не было. В советские времена были «песочницы, где детские грибочки», там с удовольствием распивали все, кому не лень. Первые качели и горка появились в 2005 году благодаря депутату Сергею Новикову. Бабки по всей свободной площади натыкали шин, «потому что мальчишки играют в футбол и пылят». То есть не детская площадка, а видимость её. Хорошо работала только песочница, в ней регулярно обновляли песок. Не знаю, кому сказать спасибо, но говорю, потому что видела на хороших площадках в Сергиевом Посаде песочницы без песка вообще.

Честно, не помню, в каком году напротив четвёртого подъезда появилась парковка. Лет 15 назад. Мы же знаем, что автомобиль не роскошь, а средство передвижения? С маленькими детьми, малоподвижными больными родственниками, дачей автомобиль просто необходим. Поначалу мы ставили машину на платную парковку на «Южном». В ангар! Очень странно смотрелись наши потрёпанные «Жигули» на фоне дорогих иномарок. Объяснялось всё просто: парковкой владел муж моей двоюродной сестры. Его потом убили. Убийство не раскрыто до сих пор, и, судя по фамилиям, фигурирующим в деле, никогда не будет раскрыто.

Какое-то время мы продолжали там ставиться, правда, цены чуть подросли. Потом у сестры отжали бизнес. И всё, мы перешли во двор и увидели, что ставить-то негде. У каждой семьи автомобиль, а то и два, а парковок не предусмотрено, вообще, совсем! Узкая дорожка, на которой двум машинам не разъехаться. И по ней едут все кому не лень, потому что многие дворы перекрыты. Едут таксисты, чертыхаясь. Раньше был выезд со стороны 7 подъезда на улицу Ческа-Липа, было хотя бы круговое движение. Но его тоже «благоустроили» при ремонте улицы, поставив железное ограждение. Мы стерпели, хотя жить стало гораздо сложней.

Интересно, кто-нибудь в администрации думает, куда людям девать машины? Это ведь не авоська с картошкой, на балкон не забросишь.

Назрело решение создать на участке напротив нашего подъезда парковку. Соседка Наташа с 6 этажа говорит, что было собрание, было решение собрания (где оно теперь?) Я на собрании не была, потому что много работала, а теперь казню себя за это. У меня были бы фото, аудио, видео — хоть какие-то свидетельства того, что это не самозахват. Но нет, именно самозахват нам и вменили в вину. Я увидела изменившиеся лица соседей, которые не смогли скрыть своего злорадства. Тех самых, которые сидели на лавочках и здоровались, а теперь открыто ликовали. «Сам не ам и другим не дам», вот как это называется. Сочиняли небылицы про нас и парковку, дескать, мы там снег не чистим, а если чистим, то на дорогу бросаем; машины стоят с включенным двигателем и воняют и пр. Ничего этого, конечно, не было. Зависть людская велика. Мы отсыпали нашу парковку на 8-10 машин щебнем, поставили столбики, купили цепь и замок. Всё это ломалось не сосчитать сколько раз. Замок ковыряли и вскрывали гвоздиком, ломали столбики, рвали цепь. Всё было. Но мы снова сбрасывались и стойко держались. Кстати, все мы подружились, хоть и знаем друг друга только по именам типа «Коля из 5 подъезда», «Дима со 2 этажа». Помогали заболевшим чистить снег этой снежной зимой. Угощали друг друга изобильным урожаем. Это было маленькое братство на фоне всеобщей разобщенности.

И вот 6 сентября утром, когда мужчины на работе (а за рулём у нас они), нам уложили высокий бордюр по всей длине. И вдоль парковки, и вдоль хвоста дома, где всегда стояло 1-2 машины. Мы с Наташей пошли в «Потенциал», пошли к бригадиру, к рабочим. Если в «Потенциале» нам хотя бы пообещали, что сделают съезд, то другие не пообещали ничего. Бригадир сказал: «Что вы кричите, женщины? Есть план, нарисованный администрацией. Я от плана не могу отступить, они меня проверяют на каждом шагу». Рабочие сказали еще конкретней: «Ваши бабки нас тут же зароют, если мы вам сделаем съезд».

Весело, да. Улыбаются тебе бабки, спрашивают: «Как Олечка?», а внутри шипят черной завистью, что они не такие и их дети-внуки не такие. И пусть, мол, всё будет по закону. Я-то думала, в России не по закону, а по совести. И наш северный дом много лет так и жил, выручая друг друга, по северной традиции. Увы, люди сменились и время изменилось.

Администрацию города, которая является заказчиком работ, я всё же прошу подумать о парковках у дома. Мы не ездим на таких автомобилях, как вы. У нас нет гаражей (даже это мне вменили в вину! Такие нищеброды, что гаража купить не можете!) Стыдно быть нищебродом в стране, которой ты отдал всё. Мы старые, в конце концов. Нам нужно поближе.

С надеждой на понимание.

Галина Ахсахалян,
член Союза журналистов России.

3 (60%) 4 votes

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector