Вы здесь
Главная > Район > Города района > Староста Ю.П.Золотова деревню на город не променяет!

Староста Ю.П.Золотова деревню на город не променяет!

Деревня Соколово в Александровском районе. Похожая на многие другие деревни, она имеет и схожие с ними проблемы, которые многим горожанам не понять. На разрешение этих проблем соколовцы единодушно делегировали Юлию Павловну Золотову, вот уже пять лет работающую в должности деревенского старосты.

Соколово — деревенька при дороге. Дорога эта не федеральная, но и не заштатная. Добраться до деревни можно на рейсовом автобусе, который курсирует между Александровом и Струнином десяток раз в одну и столько же в другую сторону. На краешке деревни на въезде со стороны Александрова стоит дом деревенского старосты Юлии Павловны Золотовой, которую пять лет назад единодушно на эту должность избрали соколовцы.

Деревянный дом и новенький остов кирпичной пристройки за невысоким забором охраняет беззлобный пес Степан породы “московская сторожевая”. Степана оставили деревенскому старосте столичные дачники. А собаке оставили столичное воспитание: в туалет Степан рядом с будкой не ходит, а обязательно просится, чтобы его увели от его дома. Новых хозяев любит преданной собачьей любовью. Помимо Степана, во дворе живет еще одна собака породы «двортерьер», а в доме две кошки да две женщины: дочь и внучка старосты. Обе обладают мужественной профессией — «милиционер».

Дорога, на которой стоит вытянувшаяся в струнку деревня, — это вся ее жизнь и все ее беды. По ней соколовские добираются до «большой земли». По ней же «гоняют безбожно» машины. Староста говорит, что просила дорожников положить хотя бы один «лежачий» полицейский. Но ей ответили, что поскольку в деревне нет ни школы, ни садика, то и полицейский на дороге не положен.
— А то, что машины гоняют, скотину сшибают и старушки проходят еле-еле — это можно, — сердится Юлия Павловна.

Дорогу пересекает ручей Березовый. Невелик ручей, но по весне разлился да и подмыл кольца, по которым пробирался сквозь дорогу. И машинам опасность (одна добрая бабушка метлу выставляла в провале вместо знака, чтоб машины не провалились), и пешеходам неудобство: когда машина едет, то деваться от нее некуда («или под откос лети и ноги ломай, или в речку падай»). Ремонтировать дорогу не торопились, и пришлось старосте «поднажать». Письмо из ГУ «Управление автомобильных дорог администрации Владимирской области», гласящее о необходимости ремонта водопропускной трубы через ручей Березовый, — одна из множества бумаг, которые соколовский староста хранит в своем архиве переписок с различными инстанциями. Среди них совсем затерялась почетная грамота за подписью губернатора Владимирской области, который благодарит Юлию Павловну за активную общественную работу и большой личный вклад в решение социальных вопросов жителей сельских населенных пунктов. Правда, по словам старосты, вместо установки нового кольца рабочие просто засыпали яму и забетонировали. Так что по весне она готовится к следующему обвалу и переписке с чиновниками.

Еще одна головная боль Юлии Павловны — уличное освещение. В свое время ОАО «Владимирэнерго» обеспечило реконструкцию электроснабжения только на четной стороне деревни. Поэтому и уличные фонари есть только с одной стороны. История электрификации деревни Соколово вообще тема темная. Как говорит Юлия Павловна, лет семь назад столбы были запасены на всю деревню. Было это еще при прежнем главе следневского сельского поселения Михаиле Васильевиче Скакуне. Начали с той стороны, где было больше дачников. Когда закончили с четной стороной, деревенские вдруг увидели такую картину: стоит лесовоз, а на него грузят столбы. Объяснили это тем, что бригада уходит в отпуск, а столбы потом новые привезут. Но ни новых, ни старых так жители и не дождались. А претензий теперь к прежнему главе уже не предъявишь, за него теперь отвечает Муртазали Магомедович Ибрагимов. Теперь ему «мозги крутят». С Муртазали Магомедовичем староста ездила к председателю комитета по энергетической политике О.П.Химанину — отвозила коллективное обращение жителей деревни Соколово по вопросу неудовлетворительного состояния линии электропередач. Потом за его подписью пришел ответ с рекомендацией убрать заборы и строения из охранной зоны для того, чтобы к опорам могла подъехать авторемонтная техника. Староста ждет, когда кто-то приедет из энергетического комитета и покажет, где необходимо убрать деревья, потому что сплошная вырубка для деревни невыгодна. Деревья — хоть какая-то безопасность от гоняющих машин, да и пусть невеликий, но экологический щит.

Вот поэтому до сих пор, как говорит староста, когда ветер чуть посильнее подует, то деревня сидит без света. После сильных ветров рядом с деревенским магазином упал столб, хорошо еще, что не на магазин. Так в Соколове из-за этого столба 10 дней электричества не было вообще. А поскольку ни одного колодца в деревне нет, то жители сидели еще и без воды. У каждого тут своя скважина, а поскольку нет электричества, то не работает насос, который воду качает. Нет света — сидят деревенские без воды, если не запаслись заранее.

— Рядом с городом, а как первобытные люди живем, — вздыхает Юлия Павловна.
Чтобы восстановить столб, староста звонила в обслуживающий энергоучасток. Там отвечали, что после штормовых ветров, наделавших дел во всем районе, у них рук не хватает. Затем староста позвонила в МЧС, и только тогда приехали работники.

Но и теперь, когда все столбы на месте, проблемы с электричеством все равно остаются. В Соколове в последнее время появилось много приезжих. Пришлых людей, хоть только летом живущих, хоть круглый год, в деревне именуют одним словом — «дачники». Они используют много электроприборов, а новых мощностей при этом не вводится. Вот поэтому и напряжение в сети самое большое — 190, а не 220 вольт. Как говорит староста: «Иной раз выйдешь, ни один фонарь не горит — напряжение плохое». Было так, что рейсовый автобус проезжал мимо стоящих на остановке людей, поскольку не видел, что там кто-то есть.

Единственная деревенская остановка — еще одна болевая точка старосты. Почти всегда внутри остановки валяется мусор. Появляется он, как считает староста, из-за все тех же дачников, которые, идя на остановку, захватывают пакет с мусором да тут же его и оставляют. Деревенские к этому, по словам старосты, не причастны. Деревенские спалят, что горит, пищевые отходы в компост, банки закопают под дерево — яблоньки нуждаются в железе. А чтобы убрать то, что скапливается внутри остановки, приходится периодически нанимать трактор. Вот поэтому Юлия Павловна, «чтобы не было посередине деревни такой гадости», предлагала радикальный метод — у остановки оставить только крышу и стойки, а стенку заднюю убрать. Но пока пробует бороться с мусорщиками посредством объявлений. В битве за чистоту на остановке помогает дочь (между прочим, старший следователь следственного управления УВД по Александровскому району), которая составляет тексты грозных объявлений, гласящих, что местная администрация примет карательные меры (это же административное нарушение!). Правда, объявления частенько исчезают, и приходится печатать их вновь.

Так что пока неразрешенных проблем у соколовского старосты хватает. Но есть и «чистые» победы. Одна из них, за которую местные жители готовы старосте чуть ли не памятник соорудить, — проводка в деревню газа. Как говорит глава Следневского сельского поселения Муртазали Магомедович Ибрагимов, в которое входит деревня Соколово, газ в деревню провели за восемь месяцев, не потратив ни одного рубля из бюджета Александровского района (правда, по словам Юлии Павловны, пороги она обивала четыре года, прежде чем газ дошел до деревни).

Такой же боевой Юлия Павловна была и до выхода на пенсию, когда работала на швейном производстве. Поработала швеей в Струнине, в Александрове и на дальнем Востоке, где она шила шапки, работая в знаменитом «Дальзверотресте». И на каждом предприятии ее выбирали или бригадиром, или профоргом. Выбирали за бойкость и за честность. Выбирали тогда, выбирают и сейчас. Уже второй раз народ доверил ей быть сельским депутатом. В последний раз конкурент у нее был серьезный — директор несколько лет назад построенного вблизи Соколово крупного свинокомплекса «Мортадель». Ну, а старостой ее избрали, как только Юлия Павловна стала «газом заниматься». Сама она про это говорит просто: «Меня сразу выбрали, потому что больше некого: то пожилые, то времени у людей нет, чтоб по инстанциям шарахаться. Ну, а я все брошу и иду куда надо».

Ходить приходится много: то помочь уголь кому-нибудь на зиму запасти, то «скорую» вызвать. «Скорая» неохотно выезжает к старикам, но у Юлии Павловны есть безотказно срабатывающий железный аргумент, предъявляемый врачам: все когда-нибудь тоже стариками будут. И все это делается на голом энтузиазме: «Хоть бы копейку нам кто давал. Не мне лично, а на дело». Но несмотря на все препоны и трудности, бросать свое дело не собирается. Народ выбрал — надо надежды оправдать. Да и как бросишь родную деревню, в которой она родилась в 1941 году, прожила почти всю свою жизнь, и где все ее родственные корни?

Вот на таких, не теряющих оптимизма и не желающих променять свою малую родину на город людях и держится пока наша российская деревня. Дай Бог вам здоровья, Юлия Павловна!

Эдуард Егоров,
фото автора.

Оцените материал

Комментарии на “Староста Ю.П.Золотова деревню на город не променяет!

  1. Должность деревнского старосты не нужна в нашей стране, так же как и профессия учителя или медика. Об этом можно судить по их зарплате. Староста бьется за будущее деревни, учителя и медики бьются за будущее нации. И те и другие получают гроши…

    1. Причем говорить ученикам о размере своей зарплаты считается непедагогичным. Надо получать свои грОши с улыбкой и молить бога, чтобы не сократили!

Добавить комментарий для Не Староста Отменить ответ

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector