Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Были звери в наших лесах!

Были звери в наших лесах!

Александровским любителям охоты не нужно объяснять, кто такой Вячеслав Павлович Горошков. В те времена, когда местное общество охотников и рыболовов насчитывало около двух с половиной тысяч человек, он возглавлял охотничью «первичку» на комбинате «Искож» и был егерем Годуновского охотхозяйства, один на 27 тысяч гектаров леса. За заслуги в развитии и укреплении охотничье-рыболовного хозяйства ему присвоено звание почетного члена Владимирского общественного областного общества охотников и рыболовов.

Родился Вячеслав Горошков в ныне несуществующей деревне Кишкино Андреевского сельсовета Александровского района в далеком 1932 году. Но деревенским жителем пробыл всего пять дней, потому что его увезла в Александров мать, приехавшая рожать на родину к родителям.

Любовь к охотничьему оружию появилась в детстве. Отец пришел с фронта в 1943 году инвалидом первой группы. До войны он работал заместителем директора Берендеевского торгпредприятия. Когда он пришел с фронта, у него остались связи, и он договорился, чтобы ему дали участок в районе Копылихи и Дьяконова озера, чтобы накосить сена. Вячеслав Горошков: «В первый сезон мы накосили сена, продали, а на второй год купили корову. Отец меня посылал за хлебом в город. Он меня одного в 12 лет посылал в город за хлебом, бабка на карточку получала хлеб, а я приходил, забирал хлеб и уходил к косарям. Когда оттуда пошел, насчитал 17 волчьих следов. Второй раз, когда он меня послал, я у брата взял ружье и два патрона. Больше патронов не было. Мать с отцом часа в четыре утра ушли „на росу косить“, а я еще спал в шалаше. И вот что получилось. От войны весь зверь уходил в нашу сторону, здесь ему было поспокойнее. Я проснулся, увидел: на другой стороне полянки два глухаря сели. Я туда ползком. Они непуганые были. Прицелился, бабах, один упал. Килограмма два с половиной. Я его забрал, притащил в шалаш и стал думать, как сказать матери с отцом, что я убил дикую курицу (мы тогда даже не знали, что они называются глухарями). Мать пришла пораньше готовить обед, я ей и рассказал. Она его быстро разделала и давай кашеварить. Пришел отец, говорит, что, мол, вкусно пахнет. А мать ему: „Вот как я готовлю, что так далеко слышно“. А про глухаря молчок. Подала есть, отец попробовал и удивленно спросил: а откуда мясо появилось? Пришлось сказать. Отец решил ружье спрятать. В конце войны, в 1945 году, брат привез из Коврова две „новячие“ берданки, и с тех пор ружья у меня не кончались».

Профессию получил в александровском железнодорожном техникуме, где выучился на слесаря-инструментальщика. Выучившись, стал работать на комбинате «Искож». На каждом крупном предприятии района тогда был свой охотколлектив: на радиозаводе, на заводе имени 50-летия, на железной дороге, на комбинате «Искож». Искожевский коллектив в лучшие годы насчитывал 45 охотников, не считая рыбаков, которые, несмотря на то, что организация называлась обществом охотников и рыбаков, держались как-то особняком. Охотничья жизнь тогда не замыкалась на редких собраниях, как сейчас. Охотники общались, дружили семьями, собирались поиграть в бильярд в Доме охотника на берегу реки Серая (который ныне каким-то образом ушел в частные руки), вместе выезжали «на отработку». Чтобы заработать охотничью путевку, нужно было потрудиться в лесу: вывезти валежник, сделать подкормочные площадки для зверей. За каждым коллективом было закреплено определенное охотхозяйство, за искожевцами — участок Годуновского лесничества.

Председатель охотколлектива ставил каждому отметку о том, сколько он отработал часов, и с этой отметкой он шел в городское общество и получал путевку. Вячеслав Горошков: «Все мужики ездили на отработки с великим удовольствием. Они хотя и работали, но и отдыхали тоже. Мы 6 гектаров около Рябинина засадили елочками и гектара 4 около Каблуково. С нами — жены и дети ездили и тоже сажали. А сейчас этого нет».

Были и районные соревнования со стендовой стрельбой, где соревновались коллективами. Ездили в основном в Киржач или в Струнино. Один год стенд просуществовал в Балакиреве, но после того, как прохожей женщине попала в ногу дробь, стенд «прикрыли».

Вячеслав Горошков 12 лет был председателем охотколлектива, и 6 лет был егерем Годуновского охотхозяйства. Егерю и председателю охотколлектива выдавалась путевка на отстрел 12 «товарных» лосей, и на одного — «спортивного» (как вознаграждение для коллектива). «Товарных» сдавали в магазин «Дары природы» на улице Ленина, где в то время горожане могли купить лосиное мясо. Ныне этот магазин утерял слово «природы», и вместо лосятины там продаются кастрюльки.

Охотничья «первичка» на «Искоже» закончилась вместе с кончиной самого комбината. Да и само городское общество охотников ныне с 2,5 тысячи человек «усохло» до 80. Собрания, проходящие в искожевском клубе, — жидки на людей и посвящены в основном перевыборам председателя, да разрешению трений с областным центром. Вячеслав Горошков: «Организация упала начисто, информации нет. Раньше были выезды на соревнования, охотники общались, все всех знали, была дружба. Раньше всё было дружнее и свободнее, а сейчас всё не то».

Но походы свои в лес бывший егерь до сих пор не прекращает, а на вопрос: на какую живность больше всего любит охотиться, отвечает: «Самая лучшая охота для меня — „по зайчику“. В Кишкине в крайнем доме жили Сафоновы, человек девять их было, жили они бедновато. У старшего сына Сашки было шомпольное ружье. Он с ним пройдет вокруг деревни и семь зайцев принесет. Для семьи семь зайцев — это чего-то стоит! Я раньше по заячьей тропе иду и не проваливаюсь — зайцы натоптали. А сейчас увидел следок зайчика — это уже как чудо. У меня есть гончая собака. Если собака подняла зверя, и она хорошо его держит час, полтора, я только радуюсь. Мне не то чтобы убить зайца нужно, я просто слушаю собаку, и я от души доволен». И сердито добавляет к этому: «Сейчас лось появился — за ним уже пять человек на снегоходах, да еще один на дельтаплане летает и звонит этим „охотникам“, где лось бегает. О каком зверье можно говорит при такой охоте!»

Эдуард Егоров,
фото из семейного архива Горошковых.

Оцените материал

Комментарии на “Были звери в наших лесах!

  1. За последние 40 лет количество животных в мире сократилось на 60%

    Жрать будем сами себя или покрышки от авто)))

  2. Мимопроходил , сначала изучи в каких случаях допустимо применение слова «категорически» и только тогда используй его по назначению)))7

  3. Настала пора этим ублюдкам давать большие сроки за убийство дикого зверя. Убив лося эти ублюдки радуются его смерти… Изверги!

  4. НЕ «alena», тут на сайте есть материал о веганах и кришнаитах. Они зверей вообще не едят. Так что расклад простой — с уменьшением количества животных, нужно увеличивать количество вегетарианцев. И «жрать покрышки от авто» не надо будет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector