Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Бюрократия вечна

Бюрократия вечна

8 июля состоялось очередное заседание городской административной комиссии. На нем было рассмотрено несколько протоколов, но хотелось бы остановиться на одном: о памятнике архитектуры на улице Ленина, 61. Жители Александрова хорошо знают это здание: раньше в нем размещалась налоговая инспекция. Новые хозяева хотели превратить его в ресторанчик «под старину».

Главное, что они умеют это делать: гостиница «Жемчужина» в Тириброво и ресторан в Пушкино — тому подтверждение. Протокол составлен госинспекцией по охране объектов культурного наследия администрации Владимирской области: «25 июня в ходе обследования объекта, расположенного по адресу: улица Ленина, 61, было выявлено нарушение порядка проведения работ по сохранению памятника градостроительства и архитектуры регионального значения «Дом купцов Растворовых» середины XIX века.

Ремонтно-реставрационные работы проводятся без согласования и проектной документации; письменного разрешения и задания на проведение указанных работ, выданных госинспекцией. На момент осмотра внутри помещения разобраны перекрытия между подвалом и первым этажом, частично разобраны внутренние стены, полностью демонтирована одна из изразцовых печей, ведутся работы по усилению несущих конструкций здания«. На заседании присутствовал госинспектор К.

Рассказывает директор фирмы «Белла Вита» А.: был конкурс в области, мы его выиграли и получили право аренды этого места. Здание было в ужасном состоянии, внутри все сгнило. При оформлении документов оказалось, что здание не принадлежит области. Никто из представителей местной власти не знал, что здание давно городское, а не областное. Теперь город судится с областью.

Еще в марте я подписал охранное обязательство. Охраняю, а делать ничего не могу. Хотя нет: мы сделали уборку помещения, вынесли кучу поломанных столов и стульев, рядом всю территорию убрали. 3-4 самосвала вывезли мусора, и еще осталось.

Здание все протекает. Когда нам его показывали, была зима, все было нормально. Когда мы в него вошли в марте, увидели, что отопление все полопалась и течет. Оно было брошено с трубами, полными воды, и разморожено. Крыша тоже протекала. Пристройка рухнула еще до нас. С крыши листы железа свисают, того гляди, на людей упадут. В общем, здание в аварийном состоянии.

Я занимался документацией, чтобы сделать, наконец, проект и предоставить его в охранный комитет. Мне заранее назвали срок, когда я должен его предоставить. Но здание не мое. Я не могу там ничего сделать. Всем наплевать, что со зданием творится, что оно разрушается. На момент составления протокола ремонтом занимался сотрудник нашей фирмы, коммерческий директор П. Однако протокол выписали не на должностное лицо, а на фирму (штраф больше в 10 раз — примечание автора).

П.: Мы сделали минимум, чтобы обеспечить безопасность людей и сохранность здания в целом. Почему разобрана одна из печей? Невозможно заниматься ремонтом фундамента, оставив печь на месте. Там все подтоплено, потому что нет ни одного водооттока. Во время дождей вода стекает по стенам и прямиком идет под здание. Стены все время в воде, и фундамент начинает рассыпаться. Если мы остановим работы, мы потеряем это здание.

Представитель инспекции К: — Вы обошли согласование с инспекцией и нарушили свое охранное обязательство. Акт технического состояния, подписанный на момент приемки, имеет приписку: производство работ выполнять в соответствии с заданием, выданном госинспекцией, при условии технического и авторского надзора в установленном порядке. Здесь явное нарушение закона. Я вам сочувствую и понимаю, что хотелось побыстрей что-то сделать, но в соответствии со своими полномочиями заявляю: имеется объект культурного наследия, его паспорт, учетная карточка. Имеется пользователь, есть договор аренды. Есть охранные обязательства. Все оформлено должным образом. Вы проводили работы незаконно. На каком основании?

А: — Я повторюсь, что занимался документацией. Остальным занимался коммерческий директор, назначенный фирмой.
К: — Налицо грубое нарушение закона, вина доказана.
П: — Да, мы начали делать, не дождавшись документов, но еще большее преступление — смотреть и ждать, когда здание рассыплется.
К: — Надо было обращаться и решать этот вопрос.
П: — Мы же объясняем: вопрос не решался. А здание стоит и гибнет. Мы пытались спасти его. Может, кто-то в Москве на Петровке видел: рядом с клубом «Европа» стоит точно такое же. Когда мы отремонтируем это здание, оно будет просто великолепно. А сейчас взгляните на фасад: опорные стены по углам не имеют два слоя кирпичей. И я не могу дать указания заделать их. Хотя стена может обвалиться просто!
К: — Есть явное нарушение закона, поэтому без наказания не обойтись. Но учитывая, что люди старались сделать как лучше, — минимальный штраф (20 тыс.руб. — прим. автора).

Наша комиссия внимательно выслушала всех и пришла к своему мнению: объявить устное замечание по малозначительности. Потому что в городе много культурно-исторических объектов, являющихся развалюхами. И далеко не на все из них найдется хозяин.

Безусловно, истец может оспорить это решение в суде.

Юлия Ганская,
фото автора.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector