Вы здесь
Главная > Район > Города района > Охота в неволе

Охота в неволе


На минувшей неделе охотники Александровского района встретились с начальником госохотинспекции Владимирской области Валерием Куфтиным.

Для начала Валерий Александрович рассказал о состоянии охотничьих угодий в области. Знаете ли вы, дорогие читатели, что в нашем районе 6 охотничьих хозяйств, 2 охотучастка, 2500 зарегистрированных охотников, 70% от лесного госфонда закреплены за охотничьими хозяйствами? Самые хорошие и богатые лесные угодья в Камешковском и Вязниковском районах. Там природные условия более подходящие и, что самое главное, людей меньше. Ведь известно, что дикие звери не живут рядом с людьми.

Охотхозяйство — тоже хозяйство и нуждается в статистике

Самое интересное охотхозяйство в нашем районе, на мой взгляд, это Балакиревское. Кабана там больше всего. По данным на 2015 год — 43 особи. Немного меньше — в Тирибровском — 40. А вот в Вязниковском районе, например, самое маленькое охотхозяйство располагает 32 кабанами. Самый «кабаний» район — Петушинский. Там их — 609. В нашем районе — 203.

Регулирование численности охотничьих ресурсов

Если посмотреть на то, что такое охота сейчас, то невольно возникает вопрос: «Охота ли это?» Охота строго регламентируется. Она называется «мероприятия по регулированию численности охотничьих ресурсов». Способ регулирования, то есть способ охоты: с вышек, лабазов в местах проведения подкормок. Кабанов подкармливают на специальных площадках. Они туда ходят за едой в голодный сезон. И вот в конце голодного сезона (приказом определены рамки — февраль) приходят кабаны к еде, а тут их охотники и стреляют. Или сидит охотник на вышке. Егеря мимо него кабанов гоняют. А он оттуда стреляет, пока какого-нибудь из них не убьет. Я, конечно, не охотник, но, честное слово, это не охота, а расстрел животных получается. Им же убежать некуда. Поскольку охотхозяйства проводят политику огораживания территорий. То есть шансов у животного никаких — его все равно убьют.
Но, прочитав приказ охотинспекции до конца, понимаешь, что все так, как и должно быть. Необходимость «регулирования охотничьих ресурсов» в виде кабана вызвана угрозой распространения болезней охотничьих ресурсов (африканской чумы свиней), обеспечение снижения численности кабана.
А другим приказом разрешается отстреливать лисиц из-за угрозы распространения среди них бешенства.

Охотник вместо хищника

По сути получается, что охотники сейчас не охотники вовсе. А своего рода работники убойного цеха на каком-нибудь свинокомплексе. Функции у них те же самые — регулирование численности ресурсов. Есть только два отличия. Убойщики пользуются электрическим током, а охотник — огнестрельным оружием. И, что самое главное, убойщику на свинокомплексе деньги за работу платят, а охотники свои денежки выкладывают за то, что численность отрегулировали (за возможность отрегулировать численность на 1 особь убойщики кабанов выкладывают от 5000 рублей). Вот и все, дорогие, не обижайтесь. Кто стреляет зверя с вышки — не охотник, а палач в тире. Последователи персонажей позорнейшего фильма «Особенности русской охоты».
Охота никогда не будет настоящей вблизи мегаполисов. Первыми при приближении человека уходят хищники. Волки, медведи давно не водятся в наших краях, значит, на самом деле регулировать численность копытных некому. Вот человек вместо волка и приспособился. Но людей много, а копытных мало. Тогда возникли такие люди, которые копытных защищают и разводят для тех, кто за удовольствие убить живую мишень готов платить деньги. И защищают от других, кто не любит никого убивать или не желает платить за это денег.

Охота — это бизнес

Нежелающих платить назвали браконьерами и ловят, штрафуют. Это правильно. Хочешь лосятины — заплати. В магазине же тебе никто мясо просто так не даст.
А вот от людей, которые в лес ходят за грибами, ягодами, травами или просто так погулять, охотники огораживаются заборами. Так, например, Тирибровское охотхозяйство недавно огородило территорию в 520 гектаров сеткой-рабицей.
На вопрос: насколько это законно и как теперь мирным людям за грибами в лес ходить, руководитель охотхозяйства сказал, что ходите, пожалуйста. В периметре забора есть 7 калиток, через которые могут пройти только люди. Есть ворота, но они закрыты на замок, чтобы транспорт не проезжал. А чтобы животные не могли выйти из периметра, калитки открываются внутрь. Считается, что животные такую калитку не откроют. И еще ни от кого из местных жалоб на забор не поступало.
А что толку жаловаться-то: все по закону. Это подтвердил и Валерий Куфтин. По закону охотхозяйство имеет полное право огородить так называемый вольер. При этом размеры такого вольера не регламентируются, и ничто не мешает охотхозяйству огородить все выделенные им площади.

Новая напасть — дикие собаки

Охотникам приходится трудиться в поте лица, защищая свои угодья от браконьеров-халявщиков и мирных жителей. Но вот недавно урбанизация подкинула новую проблему. Эта проблема хорошо знакома горожанам. В городах — это бездомные собаки. А вот в лесах завелись уже одичавшие. И это на самом деле проблема. Собаки — они умнее волка и хорошо знают человека. Они откроют любую калитку и будут охотиться, пока не зарежут и не
съедят всех этих несчастных огороженных копытных. А что — их трудно упрекнуть. Человек их завел, человек их кормил, а потом выбросил. А жить-то надо. Вот они и живут, как могут и как умеют.
А умеют они хорошо. На встрече главный охотиспектор области говорил, что урон, наносимый «охотничьим ресурсам» одичавшими собаками, растет и становится ощутимым. Это подтвердили и руководители охотхозяйств, присутствующие на встрече. И это хорошо, что пока еще не дошло до человеческих жертв. А то в наших приурбанистических лесах могут развестись и собаки-людоеды. Ведь в городах собаки на людей нападают. А в лесу человек для них — вообще легкая добыча.
Возможно, в ближайшем будущем охотники будут регулировать численность не только «охотничьих ресурсов», но и побочного продукта цивилизации — одичавших собак.

Останется ли природа природой?

После встречи остался грустный осадок. Люди, считающие себя охотниками и защитниками природы, показались просто покупателями и продавцами товара. Вспомнился старый фантастический рассказ. Там охотник с охотничьими собаками, у которых вместо мозгов были специальные компьютерные охотничьи программы, пришел поохотиться на зайца в какое-то поле. Нашли собаки зайца, давай его загонять, а заяц от них ушел. Охотник сидит у костра и думает — как так, мозги электронные и у собак, и у зайца (там зайцы тоже были все такие — с электронными программами), а почему же собаки его не поймали. Может, программа сбойнула? Считал инфу из собачьей головы — все правильно работает. Сидел он сидел, думал, думал, и ему пришла в голову мысль: такое могло случиться, только если заяц был настоящий!
Не далеко мы уже от этой фантастики…

Ольга Рыженкова,
фото автора.

Оцените материал

Один комментарий на “Охота в неволе

  1. Что-то в статье не прозвучало о численности сохатых в районе, или уже всех перестреляли и съели в связи с кризисом, а вот собак бродячих диких давно пора охотникам отстреливать, только всех без исключения, а не только как кабанов лишних.

Добавить комментарий для alena Отменить ответ

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector