Вы здесь
Главная > История и культура > История > В строю Бессмертного полка

В строю Бессмертного полка

Бессмертный полк — это движение, зародившееся в душе народа. Я — не Станиславский. Но я почувствовала это редкое сейчас уже ощущение: «Верю!»

Когда я узнала, что в Александрове тоже собирается Бессмертный полк, я сразу решила, что на этот парад я пойду. Я не ходила ни на одну демонстрацию со времен своей советской молодости. Но это не демонстрация, Бессмертный полк — это нечто особенное. Все, кто собрался и шел в строю, рассказывал о тех, чьи портреты у них в руках.

— Я доброволец, состою в добровольческом корпусе 70-летия Победы. Мы помогаем выстраивать колонну Бессмертного полка. Для меня День Победы — это самое дорогое, что есть из праздников, больше, чем Новый год. Я люблю каждого ветерана. Даже если я его не знаю, я его все равно люблю. Потому это возможность отдать дань памяти. В нашей семье есть воевавшие в Великую Отечественную войну. Портрет моего прадедушки несут в Бессмертном полку Владимира.

Мой дед не был на фронте. Всю семью моей мамы, которая была тогда девочкой 8 лет, эвакуировали в Сибирь с машиностроительным заводом, который делал пушки и самолеты. У меня до сих пор есть два сундука, в которых бабушка увезла в эвакуацию «мануфактуру» — отрезы ткани. Они выжили благодаря им. Возьмет бабушка отрез и обменяет на молоко или хлеб, или сало. В семье было трое детей.

— Я несу портрет своего папы, Субботина Валентина Михайловича. Он ушел на фронт в 17 лет, служил в танковых войсках. Очень горжусь им. Он вернулся с войны, но сейчас его уже вот как 10 лет нет в живых. Для нас это — святой праздник. И он на самом деле праздник со слезами на глазах. Как подумаешь, как они все это вынесли и выдержали и победили.

Семья моего отца была на оккупированной территории в Брянской области. Безногого отца семьи перед войной репрессировали за то, что он от Бога не отрекался, дома иконы держал и детей своих молиться заставлял. Бабушка осталась с четырьмя детьми, младшему из которых, моему отцу, было три года. Как обстрел, так бабушка хватала младшенького и — бегом в погреб прятаться. А старшие — давайте сами спасайтесь, прячьтесь.

— Это мой двоюродный прадедушка. А вот другие наши родственники. Один работал на войне связистом. Прошел всю войну. Обеспечивал связь под артобстрелом, однажды для этого надо было стоять по пояс в ледяной воде. Держал кабель несколько часов. За это был награжден медалью «За боевые заслуги». Вот это — мой дед, он погиб в первые дни войны, был призван в первой волне мобилизации. Мой дядя — служил в разведке, воевал под Ленинградом. Был ранен в 1944 году. Его комиссовали из-за этого ранения, он прожил до 70 лет. А папа служил на Дальнем Востоке на Халхин-Голе в 1945 году.

Как образцовая пионерка, приехав в гости к бабушке, я сразу спросила ее — бабушка, а вы партизанам помогали, брянские партизаны — самые героические партизаны были. Может, вы у них связными были? Бабушка посмотрела на меня и говорит: приходили, конечно. Давай, говорят, еды. Мы еду давали, а кто они были: партизаны или еще кто — кто ж знает-то. Что-то повернулось в мозгах и расхотелось спрашивать дальше.

— Это мой дедушка, Котяшкин Николай Михайлович. Он служил стрелком с 1941 по 1942 годы, с 1942 по 1943 — в танковой бригаде, с 1943 по 1944 — в отдельной трофейной бригаде, и с 1944 по 1945 год — в стрелковом батальоне. После Победы служил в Германии, потом пришел домой, у него два ранения. Мало что мне родители про него рассказывали. Точно знаю, добрый он был. Мало мы спрашивали. Сейчас пытаемся наверстать упущенное, расспрашивать родителей, хотя они сами мало что помнят. Хотим детям оставить, чтобы дети знали историю, понимали, кому должны быть благодарны за жизнь.

Потомки героев, потомки рядовых солдат, офицеров. Их никто не заставлял собраться в Бессмертный полк. Ничто, кроме памяти.

— Это мой дедушка, Шмаклин Константин Никитович. Он воевал, получил ранение в первый год войны и его комиссовали. Он служил в пехоте на Восточной границе.

Вот она, вся палитра военных лет. Каждый портрет — история, которая не придумана, это настоящая, прожитая нашими предками жизнь. Память рода.

— Алексей Иванович, 1911 года рождения. Родом он из Забайкалья, был председателем колхоза, у него была бронь. Бабушка рассказывала, что был год, когда рожь не уродилась. И дедушке посоветовали уйти воевать или его посадят. Он ушел воевать. Бабушка получила от него 3 письма, а после этого он пропал без вести в 43-м под Сталинградом. Бабушка ждала его десятки лет. Устроилась работать на станцию. И вместе с такой же солдаткой, муж которой тоже пропал без вести, каждый поезд просматривали. Верили, что мужья живы, просто они покалеченные, без ног, не хотят быть обузой для семьи, поэтому не приезжают. Так и не нашли. Бабушка одна подняла четверых детей, в том числе моего отца. Меня назвали в честь деда. Мы его ищем и никак не найдем. Даже фотографии не было. Только где-то в архивах нашли его личное дело солдата-срочника. И нам эту карточку из партбилета прислали, размером 3×4. Это единственная фотография моего деда. Мои братья на него похожи. Я молюсь за него.

Люди пришли в Бессмертный полк семьями из нескольких поколений. Нам не хватило места на Комсомольской площади. Но на самом деле, нас было еще больше. Те, чьи портреты мы несли, стояли рядом. Отцы, деды, прадеды. И мы чувствовали это.

— Отец моего тестя, Гордиенко Николай Иванович служил с 1942 по 1945 годы. Был тяжело ранен на Балатоне. За подрыв немецкого танка получил орден Боевого Красного Знамени. После войны поднимал сельское хозяйство, был председателем колхоза, агрономом. Он сейчас с нами, всей душой он здесь, потому что души бессмертны. И он сейчас тоже радуется этому празднику.

Пусть никто с трибуны ничего не сказал про Бессмертный полк. Про него никто ничего не сказал. Наверное, наши руководители не знают, что сказать, глядя в глаза тех, кто прошел войну. Глядя в глаза сотням фотографий. Это живым ветеранам можно сказать «спасибо» и вручить очередную юбилейную медаль.

— Это отец моего отца, Гордиенко Иван Петрович. Он прошел всю войну в звании майора и награжден орденом Красного Знамени, медалью «За отвагу». Умер в 1953 году. У нас нет его фронтовых фотографий с Великой Отечественной войны. Эта фотография, когда он служил в гражданскую, в 1920 году. Со своим сыном, Николаем Ивановичем, они воевали на 3-м Украинском фронте, только не знали об этом.

Что сказать тем, кому не нужны ни квартиры, ни льготы по коммуналке и налогам, ни бесплатные билеты в автобусе на 9 мая? «Их глаза — словно высший суд».

— Это мой прадедушка, Куриновский Василий Фёдорович. Он дошел до Берлина и расписался на рейхстаге. У него много медалей, он — артиллерист. Пришел с войны и прожил долгую жизнь, до 90 лет!

Им нельзя «ни солгать, ни обмануть».

— Это мой дедушка, Кривоногов Александр Иванович. Прекрасный был человек, прекрасный дедушка. Дошел до Берлина, вернулся домой. Раненый неоднократно, очень много подарил после войны тепла детям, внукам. Я — его внучка, у которой уже тоже взрослая внучка. Мы чтим память, и будут чтить память о нем мои внуки и правнуки.

Всё, что мы можем, это быть достойными потомками тех, кто незримо шел с нами в Бессмертном полку.

Ольга Рыженкова,
фото Эдуарда Егорова.

Оцените материал

Комментарии на “В строю Бессмертного полка

  1. Такое массовое мероприятие ко Дню Победы давно нужно было стране — оно сближает поколения, а значит и укрепляет патриотизм.

  2. 5 марта 1942 года.
    257-й день войны — из самого центра партизанского края псковщины в ознаменование 24-й годовщины Красной Армии в осажденный город Ленина отправлено продовольствие из 223 подвод — из деревни Нивки, Дедовичского района, Псковской области под охраной партизан.
    Среди возчиков было 30 ЖЕНЩИН-колхозниц.
    Обоз сопровождала делегация, которая везла защитникам Ленинграда письмо, подписанное более чем 3 тыс. партизан, жителей оккупированных фашистами сёл, двигались ночью через глухие леса и болота…

    ВСЕХ ГЕРОИЧЕСКИХ ЖЕНЩИН РОССИИ С НАСТУПАЮЩИМ !!!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector