Вы здесь
Главная > История и культура > История > Не стану пить винца до смертного конца

Не стану пить винца до смертного конца


Правильная поговорка, но на праздниках о ней напрочь забывают. Потому что вино и водка для многих остаются самым привлекательным угощением за праздничным столом. Так ли было в Александровском уезде всего-навсего сто лет тому назад? Вот что по этому поводу писал наш краевед Тимофей Поздняков.

К праздникам не только богатые, но и бедные заготавливали для стола лишнее: «Целый год корпели да потели, хоть день досыта попили да поели». Летом засаливали в кадках много огурцов, отваривали грибы, копили яйца, откармливали свиней или телят. Всеми этими запасами угощались на праздник не только сами, но и вся собравшаяся из дальних мест родня.

Теперь о главном угощении водке, о «веселии питии». До введения казенной винной монополии в Александровском уезде на 250 сельских жителей обоего пола и всякого возраста к престольному празднику покупалось водки до 40 ведер, к Пасхе — до 20 ведер, к Троице — до 20 ведер. А после введения государственной монополии на продажу вино-водочной продукции уже в 1901-1902 годах во все праздники покупалось только до 40 ведер водки.

Что бы ни говорили о наших крестьянах, что они моты, пьяницы, нерачители своего благосостояния, на деле это не подтверждалось. Хозяйственный крестьянин в высшей степени эконом. «Скупость — не глупость», сообразуясь со своими доходами, хозяин сокращал и пожелания, и расходы на их утоление. Каждая копейка была в учете, у рачительного хозяина имелась и своя бухгалтерия. Цены на спиртное подскочили, а доходы не увеличились. Значит, сокращалось и потребление. А бывало, ни один случайный гость не уходил из дома без обычного угощения водкою: пока самовар у печки разогревается, на столе бутылка или сороковка водки (1/40 ведра = 0, 31 л.) уже готова. Да и государство позаботилось о кошельке крестьянина. Резко сократилось число винных лавок, а прежде кабаков по дороге от города было столько, что шагу нельзя шагнуть — все они — кабаки, погребки да шинки, на каждой версте. Теперь, после введения государственной монополии, при возвращении из города крестьянин на верстах двадцати не встретит больше двух чайных лавок да одну винную.

Ограничилось и время торговли горячительным. Запозднится хозяин выехать из города, захочет купить водки, да пока доберется до лавки — она уже закрыта. В праздничные дни торговля водкой производилась только до 6 часов вечера. Какой уж крестьянину праздник, до веселия ли? Но краевед Поздняков утверждает, что крестьяне почти с восторгом приняли меры по ограничению употребления водки.

В качестве приложения привожу официальные сведения за 1893 год о торговле виноградными винами и крепкими напитками в Александровском уезде: при Троице-Александровской мануфактуре, в деревне Карабаново и в местах на 3 версты от нее, при фабрике товарищества Соколовской мануфактуры и в местах на 2 версты от нее; ври станции Балакирево, близ сельца Балакирево. Всего действовало торговых винно-водочных заведений в Александровской волости 9 (без города), в Махринской волости — 11, в Андреевско-Годуновской волости — 5, в Андреевской волости — 9, в Тирибровской волости — 8, в Рогачевской волости — 8, в Ботовской — 1. После введения государственной монополии в справочных отчетах упомянуты по уезду всего около 10 трактиров и винных лавок (в том числе ренсковых погребов), зато в городе их было свыше 20.

Виктория Боравская,
фото с http://kolyan.net
.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector