Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Пилигрим из «Пилигрима»

Пилигрим из «Пилигрима»

14 января исполнилось 60 лет заядлому александровскому путешественнику Александру Владимировичу Куликову. Он прошел по рекам Кавказа. Алтая, Карелии, Кольского полуострова, Забайкалья, Полярного Урала и Чукотки. Туризмом Саша увлекся с детства, и это стало увлечением на всю жизнь. Каждый год он ходит в серьезный поход Жена говорит: пора завязывать, дед уже! А как завязать, если его образ жизни?

Александр Владимирович работал наладчиком на александровского завода имени 5О-летия СССР, в годы перестройки был фермером, частным предпринимателем, пережил все изломы и вывихи становления бизнеса в новой России. Сейчас возглавляет фирму с говорящим названном «Пилигрим». К нему часто обращается за спонсорской помощью александровский Центр детского и юношеского туризма. Настоящий турист А.В.Куликов в помощи не отказывает. Помог в изготовлении карты районе Крутца и реки Нюньги, оплатил поездку учащихся на 41-й областной турслет, отдал свой катамаран экспедиции «Под княжеским стягом» 2006 и 2007 годов. Ремонт помещении Центpa, организация соревнований, изготовление стенда скалолазания — далеко не полный перечень дел в которых А.В.Куликоа принял активное участие. Помогает и взрослым туристам. Он не задиристый, неконфликтный, компанейский, общительный, веселый, добрый, порядочный человек. Накануне юбилея Александр Куликов согласился дать первое в своей жизни интервью для нашей газеты.

— Путешествия для вас образ жизни. С чего все начиналось и когда стало тем, без чего нельзя жить?

— С детства ходил в лес с друзьями. А спортивным туризмом мы занялись где-то в 1975-76 гг. Постепенно дошли до «шестерки» — высшей категории сложности, до руководства походами 6-ой категории. Я руководил и пешими, и водными группами. В молодости главным было прохождение препятствий: взять порог, пройти перевал. Сейчас преобладает тяга к путешествиям в неведомые края.

— Вы входили в МКК (маршрутно-квалификационную комиссию)?

— Да, возглавлял александровскую МКК лет восемь. Выпускали на категорийные маршруты. По 40 групп в год ходило. Заводские турслеты собирали человек 800, городские еще больше Существовал городской клуб туристов. В связи с перестройкой все это пропало. Клуб базировался в небольшой пристройке возле Христорождественского собора, собор начали восстанавливать, клуб лишился помещения. Жалко, конечно, сейчас встречаемся от случая к случаю.

— Молодежь сейчас приходит?

— Приходит. Но старики всегда недовольны: мало им кажется. А нас самих в то время было мало, кто на категорийные ходил. Человек 100. Но для города с населением в 60 тысяч человек это, конечно, много.

— Раньше вы ходили большими группами, разными составами, а сейчас сложился стабильный коллектив-тройка?

— Молодежь легче уживается друг с другом. Сейчас мне стало тяжело с молодежью ходить. У них свои разговоры, свои интересы. И я им непонятен: старик какой-то. Наша тройка сложилась лет 12 назад: Вячеслав Матвеев, Владимир Иванов и я. Мы близки по возрасту, по духу, сработались уже. Уходим надолго, на месяц с лишним, поэтому взаимоотношения в группе, привычки и умения каждого имеют большое значение.

— Расскажите о самых запомнившихся походах.

— Одно из первых путешествий, очень интересное — на Верхоянский хребет. Сама заброска на маршрут запомнилась: по Лене километров 200, по Алдану километров 400 на катере. Как у нас ходит электричка, так у них — речной транспорт. В горы — на почтовой машине. Когда мы вышли, водитель спросил а как вы определили, что здесь перевал? А там ручей течет сначала в одну сторону, а потом в другую. Значит, хребет. Пешком пошли к речке. Каждый день шли от куста до куста, потому что дров в горной тундре нет. Дойдем до кусточков, чтобы можно было хоть чаи вскипятить, и ночуем. Утром чаю попили на остатках дров — и к перевалу. Так шли дне пять, 125 километров. Вышли на речку Томпа, впервые увидели наледи, которые тянулись на 50 км. На эти наледи выходят маралы, отдыхают от комара, мошки. Такая громадина стоит, рога метра два. На Таймыр ходили, на плато Путарано. Интересный маршрут был. Видели медведей, диких оленей, рыбу в немереном количестве, белых орланов, занесенных в Красную книгу. Там как раз заповедник в этом районе.

Вспоминаешь встречи с людьми. От Советского Союза осталось в тундре много народу. Встретили азербайджанца. Живет в тундре 25 лет, один. На метеостанции встретили украинца. Он там 20 лет живет, работает. Ни паспорта у него нового, ничего. Еду забрасывают на вертолете на 3-4 месяца. Поговорил с ними, узнал, как они живут. Эти люди не представляют, как вернуться на материк. Что они здесь будут делать?

— А вы не пытались записывать свои впечатления?

— Да нет, не задавался такой целью. Мне интересно самому что-то увидеть, понять.

— У вас характер такой спокойный от природы или оттого, что много пришлось повидать?

— Ну, вряд ли у меня характер спокойный. Наверно, это опыт: не принимаешь быстрых, необдуманных решений. В этом году мы заблудились в море. Там не видно ни берега, ни другого какого-то ориентира. Поправка на компас в этом районе — 25 градусов. Вышли на берег полуострова Ямал, Бродили по морю. Море мелкое очень. Тают ледники, и вся грязь смывается в море, затягивает Бандарацкую губу. Мы бродили по колено в воде часов 10. Хорошо, что были белые ночи.

— В фильме «Где-то на краю земли…» это можно увидеть. А фильм только о последнем путешествии или..?

— Нет, снимаем давно. Раньше были кинокамеры — на пленке снимали фильмы. Жаль, что они не хранятся долго, пленка испортилась. Сейчас все на DVD-дисках.

— Дети не разделили ваших походных увлечений?

— Младшая дочь ходила в юности: в Крым в пещеры, сплавлялась на Кольский. Но девочки — большая редкость в походе. Им труднее бросить семью, чем нам. В городе только две женщины дошли до походов 4 категории сложности: Люда Подгорнова и Наташа Мажарова. С женой 1,5 года назад впервые сходили на Кавказ. С другом у нас был долг: мы не прошли когда-то два порога. Решили съездить и пройти. Взяли оператора с собой, племянника на страховку и мою жену кашу варить. «Я сверху наблюдала, выплывет он или нет, — рассказывает Надежда Куликова. — Женщины голосили: все, погибли, их о скалу шарахнуло. А я им ответила: он выплывет. И выплыл, но очень долго не выплывал. Смотреть страшно — весь разбитый… Но останавливать его бесполезно».

Внук Кирилл занимается в Центре детского туризма. Там ежедневно идут соревнования не с соперниками, а с самим собой. Ему, конечно, нравится. Но из этих детей мало кто уходит в путешествия. У них остаются соревновательные навыки, а для чего?

— Вы уже знаете маршрут нового путешествия? Говорят, вы годами вынашиваете какую-нибудь идею.

— Наверно, в этом году впервые не знаю, куда пойду. Раньше на обратном пути уже придумывали маршрут. Меня приглашают в Киргизию, на хороший спортивный сплав. Но в группе все намного моложе меня. Еще хочется сходить в Саяны.

Жаль, что все впечатления в статье не перескажешь. Как-то исторически сложилось, что Александр Куликов ходил в самые дальние и самые длительные путешествия, много видит, общается с местными жителями. Ему есть что вспомнить. Жизнь не раз ставила его в сложные, порой экстремальные ситуации, но он всегда выходил из них победителем. Редакция газеты «Уездный город А» поздравляет Александра Куликова с юбилеем и желает новых интересных маршрутов.

Галина Ахсахалян,
фото из архива Александра Куликова.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top