Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Линия фронта медицины пока держится. Но уже из последних сил

Линия фронта медицины пока держится. Но уже из последних сил

В Москве состоялся Первый всероссийский съезд врачей «Скорой медицинской помощи». Странно, что он первый. Потому что проблем в «Скорой» накопилось великое множество, и они не решаются на местном уровне. «Скорой» необходима одноименная, то есть, скорая помощь. И, похоже, до нашего правительства это начинает доходить. Во всяком случае выступивший с докладом заместитель директора департамента медицинской помощи и курортных дел Александр Кротов сообщил, что в 2006-07 годах всего по России будет закуплено 12120 автомобилей «Скорой помощи». По словам заведующей отделением «Скорой» Светланы Перун, уже в этом году в александровский район приходят 2 машины — одна в Карабаново, другая — в Александров.

Но это и все, чем порадовало врачей неотложки руководство страны. О повышении зарплаты, о кадровой проблеме Правительство, может, и задумывалось, но пока ничего не придумало. А ведь в последние 10 лет в России «Скорую» стали вызывать в три раза чаще, чем раньше. Это происходит по нескольким причинам. Прежде всего, на «Скорой» работают очень опытные врачи, которым люди доверяют. Для примера, в Александрове — это фельдшера и врачи со стажем 15-20 лет. Во-вторых, «Скорая» латает дыры системы здравоохранения, в которой не хватает участковых терапевтов, профильных специалистов. В-третьих, она нагружается проблемами социальной поддержки населения, прежде всего одиноких пожилых людей, в том числе больных, до которых вообще никому нет дела. А также бездомных, валяющихся на улицах алкашей, для которых по всей пьющей России как специально закрыли вытрезвители. Обо всем этом говорилось на съезде врачей. Там же выяснилось, что проблемы «Скорой» несколько отличаются. Например, при относительном материальном благополучии московской неотложки (зарплата врача в среднем около 20 тыс. руб.), ее оперативность тормозится в дорожных пробках, из-за которых добираться до больного приходится порой целый час. В регионах пробок нет, но нет и кадров для неотложки, причем, как медицинского персонала, так и технического — водителей, например. В александровском отделении «Скорой помощи» полностью укомплектованы только две бригады. На вызовы ездят все сотрудники. «У меня в месяц 10 дежурств, — рассказывает Светлана Перун. — Административные обязанности приходится выполнять в сверхурочное время».

И у всех общая проблема — необоснованные вызовы. По этому поводу очень хорошо высказался в газете «Труд» Александр Розенбаум, который, как известно, работал врачом «Скорой» несколько лет. «Раньше, — как говорит он, — ни у кого даже мысли не возникало вызвать „Скорую“ при температуре 37,3. Это не значит, что люди с такой температурой не нуждаются в медицинской помощи. Более того, больной в состоянии алкогольной абстиненции, когда ему действительно плохо, тоже нуждается в помощи докторов. Но других. А врач „Скорой помощи“ должен спасать человека от инфаркта миокарда. Он не должен в это время сидеть у здорового мужика с температурой 37,3. Это, уверен, серьезная проблема. Наш народ в этом плане развращен. Нужно менять психологию восприятия „Скорой“ как панацеи от решения любых вопросов с вашим здоровьем». Для того, чтобы отсечь хотя бы половину таких вызовов, можно ввести чисто символическую плату, рублей 10, считает Розенбаум. Не могу согласиться. Если надо будет платить, то наоборот, «Скорую» забросают вызовами, и будут возмущаться: мы вам платим, а вы не едете.

Необоснованные вызовы связаны с недоработками всей системы здравоохранения, как уже говорилось. Человеку надо бы просто вызвать участкового на дом, или прийти в больницу. Но ведь участкового не вызвать («Уездный город» рассказывал об этом, ситуация до сих пор не изменилась), к узким специалистам полдня надо сидеть в очереди, поскольку их мало. Кроме того, руководство частных предприятий не приветствует, когда его сотрудники «чуть зачихали, — сразу на больничный». Поэтому полубольные люди стоят за прилавками, работают на стройках. Вместо того, чтобы отлежаться, пролечиться, они доводят себя до такой степени, что, конечно, — только «Скорая», и хорошо, если не в морг.

Как помочь «Скорой»? С точки зрения финансирования, — это вопрос государственного уровня. А вот с проблемой необоснованных вызовов можем справиться и на местах, если не будем набирать 03 по всяким пустякам, а вовремя обращаться к врачам и более ответственно относиться к своему здоровью.

Ольга Рыженкова

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top