Вы здесь
Главная > Город > Новости > День российской смуты

День российской смуты

В этом году день 7 ноября, как красный день календаря, отменили. Цифру «семь» сменила цифра «четыре». Новая дата нового праздника — Дня национального примирения, фиксирующая более древние события, произошедшие с нашей страной, нежели чем революция 1917 года.

Теперь мы будем отмечать не «начало гражданской войны между соотечественниками», как назвал в «Российской газете» доктор исторических наук Вадим Телицын октябрьский переворот в Петрограде и формирование нового государства, а черту преодоления смуты XVII века. День, напоминающий то время, когда наша страна от территориальных уступок, внутреннего раздора, правления самозванцев и от грани фактического исчезновения вступила на путь воскрешения. Когда два десятилетия после смерти Ивана Грозного до воцарения новой династии Романовых, наполненные страданием и разорением, наконец-то закончились. Когда в Нижнем Новгороде земский староста Кузьма Минин-Сухорук бросил клич о создании ополчения для освобождения столицы и собравшуюся земскую рать возглавил князь Дмитрий Пожарский. «Этот день напоминает нам, как в 1612 году россияне разных вер и национальностей преодолели разделение, превозмогли грозного недруга и привели страну к стабильному гражданскому миру», — заявил Патриарх Московский и всея Руси Алексий на страницах сайта «Православие.ру».

Безусловно, новый праздник может и должен стать одним из необходимых атрибутов формирования национальной идеи, которой до сих пор у нашего государства нет. Что-то вроде Дня независимости — праздника, с завидным единодушием отмечаемого в США. Это если говорить о том времени, как о событиях, сплотивших и ополчивших жителей страны перед угрозой польской интервенции и возможностью занятия престола иноземцем. И если вспомнить, например, то, что первый самозванец Гришка Отрепьев погорел на том, что сочетался с дочерью польского сенатора католичкой Мариной Мнишек, не сменившей веру даже после коронации по православному обряду.

А можно вспомнить, что именно русские бояре открыли ворота столицы полякам, чтобы обезопасить Москву от мнимого царевича Дмитрия, выдававшего себя за сына Ивана Грозного, скорее всего из обыденного желания поживиться на всеобщем развале страны. И что наши же соотечественники отравили успешного полководца Михаила Скопина-Шуйского, громившего поляков под Троице-Сергиевой Лаврой, Калязином и Александровской слободой. Что глава первого ополчения Прокопий Ляпунов сам был зачинщиком смут, а погиб от рук казаков атамана Заруцкого, служившего сначала Тушинскому вору, а потом на время пожелавшего служить общерусскому делу. Этим же атаманом, кстати, были подосланы люди с покушением на жизнь князя Пожарского. И что во время 16-месячной осады Троице-Сергиева монастыря жители Александровской слободы были как среди ее защитников, так и в осаждавшем ее войске польском пана Яна Сапеги. Вот и выходит, что народное ополчение, возглавленное мясоторговцем Мининым и князем Пожарским, боролось даже и с не иностранными интервентами, а с «внутренними врагами». Чем-то эти давние события напоминают последствия урагана Катрина, который вызвал у добропорядочных американцев на территории, попавшей в зону стихийного бедствия, волну мародерства. Поэтому отмена одного праздника и появление другого в глазах некоторых людей выглядит как обмен, называемый у нас в народе, «шило на мыло».

Может, и не стоило бы аннулировать праздник с многолетней историей, самым логичным продолжением отмены которого должен стать вынос тела Ленина из Мавзолея? Ведь государство не всегда последовательно и до этого искореняло память о советских временах. И Гимн у нашего государства остался по сути старый, советский, со слегка измененными словами. И на флаге Владимирской области, помимо княжеского льва, когда-то бывшего личным знаком удельного суздальского князя Юрия Долгорукого, имеется серп с молотом. И в столичных бутиках одними из самых модных маек, считаются майки с надписью «СССР». А ностальгическая волна подарила нашему городу ресторан с названием «Советский Союз». К советским временам можно относиться по-разному, но отрицать то, что тогда народ был объединен одной идеей и имел своих героев, невозможно.

Уверен, 7 ноября многие хотя и не станут выходить на традиционные для такого дня демонстрации, но будут заготавливать в тазиках оливье и печь пирожки для приходящих гостей. Возможно, лет через 50, мы так же радостно будем собираться у Каринского поля на ноябревку, поедать кашу из походной кухни местной военчасти, в которой гражданских работает больше, чем солдат, и говорить: «Да, вот дали мы тогда этим полякам» (в свете последних агрессивных заявлений пришедшего к власти нового польского президента, уместность праздника тоже сомнительна). А пока дети перед экзаменами будут спрашивать друг у друга: Минин-Пожарский — что был за человек? И в музее-заповеднике «Александровская Слобода» в витрине, посвященной осаде Александровского кремля, они будут обращать внимание не на парсунное изображение героя-полководца смутных времен, 23-летнего князя Скопина-Шуйского, а на длинноствольное ружье, весьма неудобное для современных криминальных разборок в духе Гришки Отрепьева. Впрочем, в помощь педагогам, на официальном портале Администрации Санкт-Петербурга уже оперативно размещены «Методические рекомендации по проведению уроков, посвящённых Дню народного единства».

Капитон Копалкин

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top