Вы здесь
Главная > История и культура > История > Петровский любимец в Александровской слободе

Петровский любимец в Александровской слободе

«После кризиса 1689 года Петр I посвятил большую часть своего времени военным упражнениям: в сентябре этого года он целую неделю занимался в Александровой слободе, в 173 верстах от Москвы, конным и пешим учением с пушечной пальбою, в присутствии обеих цариц и всего двора, и при этом единственным наставником его был Гордон, под руководством которого происходили маневры потешных… семь дней сряду» (Из записок А.Брикнера, биографа Патрика Гордона).

Какова же судьба этого иностранца, сникавшего признание и милость Петра Великого, и чем обязана ему история царской Слободы?

Патрик Гордон родился 31 марта 1635 года в Шотландии. В его роду, известном с XV века, всегда были люди, служившие в качестве наемников в войсках Швеции, Польши, России, Пруссии, Австрии, Франции. Основными причинами, по которым им приходилось покидать родные края, были политические взгляды и принадлежность к католицизму. Как младший из братьев, не имея ни графского, ни герцогского титулов, в 1651 году Гордон покинул Шотландию и начал странствовать по Европе.

Скитания по Европе и военная служба в польской и затем шведской армии дали ему важный жизненный и военный опыт. Он выучил ряд языков, привык следить за политическими событиями, научился находить выход из сложнейших ситуаций и выживать, его отличали храбрость, честность и распорядительность. В ноябре 1658 года Гордон попал в плен к полякам. Шведы пытались его выкупить, поскольку у него в шведской армии была репутация храброго воина и опытного офицера: командующий пользовался его советами. Но польская сторона посчитала, что такого уровня военачальник нужен им самим и принять выкуп отказалась. В 1660 году Гордон подал прошение об отставке. Его пытались удержать в армии, присвоив чин капитана, но он не хотел оставаться в Польше. В это время он получил предложения о поступлении на службу в армии России и Австрии. Первоначально Гордон дал согласие австрийцам, но вскоре обнаружилось, что Австрия не намерена соблюдать условия подписанного с ним соглашения. Тогда Гордон решил вступить в русскую армию.

К этому времени в ее составе было уже немало иностранцев, и среди них шотландцы из рода Гордонов. Они проходили службу в так называемых полках иноземного строя (обученных по европейскому образцу). Патрик Гордон подписал контракт на 3 года, но жизнь и судьба распорядились по-своему: он прослужил в России 38 лет.

2 сентября 1661 года Патрик Гордон прибыл в Москву и поселился в Немецкой слободе. Его репутация опытного офицера была известна при русском дворе и на него уже возлагались определенные надежды, поэтому он вскоре получил аудиенцию у царя Алексея Михайловича. Но это не избавило Гордона от прохождения через рутинный экзамен, обязательный для всех. Боярин Милославский проверил его умение обращаться с копьями и ружьями и остался доволен.

Гордон сразу же столкнулся с русской действительностью, когда попытался получить причитавшиеся ему «денежное и хлебное жалование». Дьяк, от которого выдача зависела, всячески тянул время в расчете на взятку. Когда же жалобы Гордона возымели действие, он предложил выплатить жалование медными деньгами, которые в то время резко упали в цене. Возмущенный обманом, Патрик отказался от медных денег, и, сославшись на нарушение контракта, сделал попытку уехать из России. Но не тут-то было: против «нужных» наемников, желавших уволиться, принимались любые репрессивные меры, вплоть до заключения в тюрьму. Столкнувшись с прямыми угрозами, Гордон предпочел взять «медные деньги», получить более высокий чин майора и назначение в полк Крофурда, где ему было доверено обучение солдат.

Постепенно усердной службой Патрик Гордон приобрел в России сильных и влиятельных покровителей, в лице начальника Стрелецкого приказа Ф.Шакловитого и В.В.Голицына, всесильного фаворита царевны Софьи. Перед вторым Крымским походом в 1689 году Голицын попросил Гордона написать подробную записку «о восточном вопросе». Но сильным врагом шотландца (как, впрочем, и всех иностранцев) оказался патриарх: на одном из совещаний о предстоящем походе он резко потребовал удалить из войска «еретика». Однако советами опытного военного В.В.Голицын не воспользовался, и поход завершился неудачей. На обратном пути Гордон немало сделал для преодоления трудностей, с которыми пришлось столкнуться отступавшей русской армии.

24 июля 1689 года командиры похода вместе с В.В.Голицыным были «допущены к руке» царя Ивана и царевны Софьи, которые постарались представить поход как «победу». Царь Петр демонстративно отказался их принимать и подписывать указ о награждениях. Приближалось событие, имевшее важное значение и для России, и для Гордона. Подробный дневник, который он вел на протяжении большей части своей жизни, превратился со временем в важнейшее свидетельство об этих днях. Никто из историков, которые пишут об этом времени, не обходится без обращения к дневнику Гордона.

Из его записей известно, что с большим трудом Петра Алексеевича удалось уговорить «дозволить» раздачу наград. Патрик Гордон получил месячное жалование, 20 пар соболей, серебряный кубок, дорогую материю, медаль ценою в три червонца.

В последующие дни в Москве распространялись слухи о «неладах» среди властей, 8 августа стало известно об отъезде царя Петра в Троице-Сергиев монастырь. Гордон внимательно наблюдал за событиями и продолжал заниматься обучением солдат. 16 августа от Троицы в Москву пришло распоряжение Петра стрельцам, солдатам и офицерам явиться к нему в монастырь.

Военные оказались в сложном положении. Гордон достаточно хорошо знал и Петра, и Софью и не сомневался, что будущее принадлежит Петру. Но царевна Софья и В.В.Голицын с Ф.С.Шакловитым были для него законными представителями власти. Правительница собрала командиров полков и запретила вмешиваться в ее спор с братом и идти к Троице. За нарушение приказа полагалась смертная казнь. Гордон же получил личное распоряжение В.В.Голицына не покидать с войсками Москву. Голицын слишком хорошо знал о влиянии, которое имел Гордон в войсках. Когда 27 августа поступила новая грамота из Троице-Сергиева монастыря, то именно к нему, как к самому авторитетному иностранцу, обратились остальные командиры, чтобы разрешить важный вопрос: чью сторону принимать в этом политическом споре. 4 августа в Немецкую слободу была передана особая грамота для иностранных генералов, офицеров и солдат с требованием немедленно явиться к Троицкому монастырю. Гордон и несколько полковников отправились к В.В.Голицыну и показали ему полученное распоряжение. Фаворит попросил время, чтобы обсудить этот вопрос с царевной Софьей.

Вернувшись домой, Гордон начал готовиться к отъезду и объявил, что выполнит распоряжение Петра, независимо от того, какое решение примет Софья. Его позиция повлияла на других: все стали готовиться к походу в Троицу. 5 сентября полки прибыли в монастырь и «были допущены к царской руке». Гордон записал в своем дневнике: «Прибытие наше в Троицкий монастырь было решительным переломом: после того все начали высказываться в пользу младшего царя».

7 сентября к Троице прибыл В.В.Голицын, и Патрик Гордон посетил его, а это было уже опасно: фаворит был еще на свободе, но уже считался государственным преступником. Как пишет А.Брикнер: «В Троице Гордон… был скорее наблюдателем, чем действующим лицом». Но, заметим, наблюдателем весьма зорким и оставившим важнейшие свидетельства об этих днях на страницах дневника. А затем последовали события, которые способствовали подъему авторитета Гордона в глазах Петра I. Это были учения близ Александровской слободы.

До 1689 года отношения Гордона с Петром были чисто формальными. Он несколько раз бывал на аудиенциях: «и при таких случаях сравнивал то благоприятное впечатление, которое производил Петр, с жалким видом болезненного и слабого Ивана». В политическую борьбу Гордон не вмешивался, но все требования «младшего царя» по доставке в его потешные войска вооружения, а также барабанщиков и флейтщиков выполнял неукоснительно. И вот теперь ему представилась возможность продемонстрировать все свои военные таланты.

Биограф Гордона А.Брикнер писал: "После кризиса 1689 года Петр посвятил большую часть своего времени военным упражнениям: в сентябре этого года он целую неделю занимался в Александровой слободе, в 173 верстах от Москвы, конным и пешим учением с пушечной пальбою, в присутствии обеих цариц и всего двора, и при этом единственным наставником его был Гордон, под руководством которого происходили маневры потешных…семь дней сряду. Гордон показал царю разные движения конницы, велел своим солдатам стрелять залпом и проч. Однажды при этих упражнениях Гордон упал с лошади и сильно повредил себе руку. Петр сам подошел к нему и с некоторым волнением спрашивал, как он себя чувствует… Петр осыпал Гордона милостями: 17-го сентября он был удостоен права получать ежедневно по 6 блюд, по 3 воза сена и по 1 бочке овса, в тот же день Петр долго беседовал с Гордоном и подарил ему камки и атласа«.(В музее-заповеднике на экспозиции «Александровская слобода XVII-XVIII вв. Успенская обитель» рядом с портретом молодого Петра помещен пейзаж художника Н.М.Вилкова, на котором зеленеют известные всем Немецкие горы — место первых учений молодого царя. Отсюда начался стремительный взлет военной карьеры шотландца Патрика Гордона).

После событий в Александровской слободе Петр I начинает все чаще и чаще приглашать к себе Гордона, советоваться с ним по разным вопросам. А.Брикнер писал: «Его беседы могли заменить для Петра чтение газет. Переписываясь со множеством лиц в разных концах Европы, Гордон хорошо знал о том, что происходило на западе… Их отношения не изменялись в продолжение всего времени до кончины Гордона. Они имели большое значение в жизни юного царя, принося ему большую пользу, расширяя круг его знаний, наводя его на новые мысли, упражняя его в делах военной техники и развивая его понятия».

Патрик Гордон командовал парадом войск по случаю рождения царевича Алексея и от имени всех присутствующих в торжественной речи поздравил царя. Стрельба залпом до того понравилась Петру, что ее пришлось повторять несколько раз. Гордон получил право на беспошлинный провоз вина, ему пожаловали бархату. 6 марта 1691 года он получил от Петра подарок в 1000 рублей (половину суммы — серебряными сосудами, половину — соболями). Петр подарил Гордону землю возле его дома до реки Яузы. Начиная с 1692 года он начал получать 400 рублей сверх своего оклада.

Царь часто обедал у Гордона, присутствовал на свадьбе его дочери. В своем дневнике он отмечал, что Петр брал у него книги для чтения. «Гордон изобрел машину, посредством которой можно было вламываться в неприятельский лагерь, не смотря на рогатки. Петр сам пришел к Гордону для осмотра этого снаряда, который до того понравился царю, что он велел заказать три таких снаряда… Когда начались потехи Петра на Переславском озере, он и туда приглашал Гордона, который даже купил там себе дом». На первых порах Гордону поручалась и организация любимой «потехи» Петра — фейерверков.

В время первого Азовского похода в 1695 году Гордон был назначен одним из трех командующих русской армией. Он был решительным противником штурма Азова из-за его неподготовленности, спорил с царем по этому поводу. При возвращении после неудачи Гордон командовал арьергардом русской армии, сдерживая нападения турок. При подготовке второго похода Гордон много встречался и беседовал с Петром, а затем сыграл решающую роль в покорении Азова. Ему была пожалована медаль в 6 червонцев, кубок, кафтан и 100 дворов (две деревни в Рязанском уезде).

В 1698 году произошло новое выступление стрельцов, действовать против мятежников должны были войска под командованием Шеина и Гордона. Гордон несколько раз выходил на переговоры с восставшими, уговаривая их подчиниться законной власти. Учитывая, что одним из лозунгов мятежников был «Бей иноземцев!», для генерала это было небезопасно. Только убедившись, что уговоры не действуют, Гордон применил военную силу и начал артиллерийский обстрел. В «розыске» по стрелецкому делу он активного участия не принимал, отправившись в свои имения, где занимался устройством хозяйства. При казнях стрельцов его не было. Дневниковые записи его закончились 31 декабря 1698 года.

В 1699 году Гордон получил наградной портрет Петра I, с которым он и изображен на эрмитажном портрете. В последний год своей жизни Гордон тяжело болел, современники отмечали, что царь часто его посещал и беседовал о различных вопросах. Скончался Патрик Гордон 19 ноября 1699 года. Посланник Корб записал в своем дневнике: «Государь собственною рукою закрыл глаза Гордону, когда тот испустил дух». Похороны по приказу Петра были пышными. «Солдаты трех гвардейских полков, — рассказывал Корб, — имея среди себя царя, занимавшего свое обычное место в своем полку, проводили гроб Гордона; похороны сопровождались выстрелами из двадцати четырех пушек…». Похоронен Гордон был в католической церкви, построенной на его средства в 1695 году, как часовня для его семейства.

Память об отважном и талантливом генерале, который нашел в России свою вторую родину, осталась на века в памяти потомков. И мы воздаем ему должное за оставленное свидетельство о пребывании Петра I в Александровской слободе. Прочтем же внимательно его бесценные «Дневники», которые возвращают любителей отечественной истории в далекое прошлое. Тем более, что в последние годы было предпринято переиздание знаменитых записок Патрика Гордона, ставших важным источником по истории Европы и России второй половины XVII века. «Дневники» шотландца, преданно служившего России, — ценнейшее документальное свидетельство о событиях сентября 1689 года в Александровской слободе.

Ирина Орлова, заведующая отделом музея-заповедника «Александровская Слобода»,
фото с http://photo.peoples.ru.



Один комментарий на “Петровский любимец в Александровской слободе

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top