Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Исповедь рядового Деда Мороза

Исповедь рядового Деда Мороза

Перед Новым Годом неожиданно выяснилось, что Дед Мороз у нас не один. Есть Мороз Великий, есть Мороз Крепкий, а есть Рядовой Мороз. С Рядовым Дедом Морозом александровцы встречались не раз, но побеседовать с ним удалось только нашему корреспонденту.

Отрочество

Наш будущий Дед родился в Забайкалье, и поначалу был совершенно обыкновенным мальчиком. А потом по сказочным обстоятельствам переехал на ПМЖ на землю своего отца (у дедов Морозов тоже бывают папы) и поселился в Лукьянцево. Папа работал на мазутной электростанции, а мама (у Дедов Морозов тоже бывают мамы) — фельдшером. Поначалу на поселковой елке он только глядел на других Дедов Морозов. Халаты у них тогда были почему-то белыми, и все Деды Морозы были почему-то женщинами. Но как должно быть на самом деле, наш будущий Дед Мороз не знал. Но, подразумевая какой-то подвох, пугался и плакал (а, может, ему просто было страшно), а за самими детскими хороводами вокруг елки глядел обычно снаружи через окно клуба. Впрочем, прятался он и от ряженых, приходящих на Святки (стародавние традиции в Лукьянцево, несмотря ни на что, сохранялись). От ряженых он прятался уже под столом.

Первый опыт

Поначалу наш Дед Мороз не был никаким Дедом Морозом. Поначалу, принаряженный в изготовленный вместе с мамой костюм, он был клоуном. После третьего класса (чтобы стать настоящим Дедом Морозом нужно учиться) семья переехала в Александров. Будущий Дед Мороз попробовал в школьной самодеятельности роль Старика и югослава Юрдана (чтобы стать настоящим Дедом Морозом,, надо сыграть много ролей). В школе № 109 в сказке «12 месяцев» он был одним из зимних месяцев и во время спектакля повстречался с Дедом Морозом, которого потом стал рисовать в стенных газетах (газеты бывают не только с офсетной печатью). Преподаватель музыки по фамилии Кузьмин учил музыке (настоящий Дед Мороз обязан хорошо петь) по особой прибалтийской системе с тщательнейшим изучением нотной грамоты и обучением дирижировать. Благодаря этому в институтском академическом хоре наш будущий Дед Мороз мог великолепно петь по нотам.

После школы наш Дед Мороз поступил в Костромской Государственный педагогический институт. Было это в 1970 году. Но и тут прежде чем доверили костюм Деда Мороза, ему пришлось по очереди превратиться в Нептуна, Бармалея, бога Аполлона, Доктора Айболита, короля Имениана и, даже, палача. Один раз пришлось играть роль плачущего робота с картонными латами и горящей от электросети лампочкой во лбу. По окончании представления все разошлись, а неповоротливого робота, подсоединенного к розетке, забыли. И пришлось ему кричать на весь пустой уже зал, чтобы его отключили. И только после этого он, наконец-то, сам мог попробовать стать Дедом Морозом на школьных елках.
Школ в Костроме много и ему пришлось метаться из одной в другую, едва успевая хлебнуть в буфете стаканчик какао (оказывается, Деды Морозы больше всего на свете любят этот напиток). Тогда у него еще не было ни волшебных оленей, ни личного авто, поэтому наш Рядовой Дед Мороз на троллейбусах и автобусах с пересадками успевал за день всего на пять школьных елок. Где едва отдышавшись, начинал свое приветствие: «Здравствуйте, ребятишки, девчонки и мальчишки…» Шуба у Деда Мороза, как и у большинства тогдашних Дедов Морозов, была из красного сатина и ваты. Снегурочки, которые часто менялись, одевались по разному.

Взрослость

Окончание института ознаменовалось распределением (в сказочные времена была такая штука). Дед Мороз поселился в селе Медведица, в самой что ни на есть Костромской глуши. Его выступления перед сельскими детьми посчитали тогда лучшей за всю историю школы. Если бы существовал школьный Оскар — он бы точно достался нашему Морозу.

Поскольку Дед Мороз работает только в конце декабря, то после окончания работы по распределению, наш Мороз, вернувшись в Александров, устроился социологом на радиозавод (был в стародавние времена в нашем городе такой завод). А когда наступало время, он снова становился Дедом Морозом и приходил к детям в школу № 5 (так тогда стали называть школу № 109) и пока кружился в хороводе, ностальгировал по учителям школы, которые когда-то учили петь, считать и складывать буквы. Шуба к тому времени стала из более дорогого материала, хотя не исключила наличие красного цвета (а наш Дед Мороз всегда мечтал о выдающейся шубе синего, а то и зеленого цвета). Тогда еще не обзавелся своей бородой, а посему носил чужую напрокат. Приходилось Деду Морозу иногда лукавить, когда спрашивали дети, где он родился. Он говорил, что в Великом Устюге, хотя сам только очень мечтал там побывать.

Хороший и опытный Дед Мороз не остался незамеченным в городе, и его пригласила поработать туристическая компания. Ездить он стал по домам с постоянной, но весьма великовозрастной Снегуркой. Благосостояние Деда Мороза росло, и он обзавелся уже шелковой шубой с синтепоновым воротником. Со знакомых денег не брал принципиально. Впрочем, от конфет никогда не отказывался. Давали щедро, хватало надолго. Когда ходил по домам, всегда радовался, что дети просили на Новый год нашего Деда Мороза, а не ихнего Санта Клауса. И всегда печалился, когда приходил к безнадежно недужным детям. Таким детям он давал подержаться за свой посох и говорил добрые слова с пожеланием выздоровления. И хоть был он не самый главный Мороз, но бывали случаи выздоровления.

Ходил наш Дед и к взрослым. Загадки для них загадывал особенные, озорные, из собрания Киреевского (напечатать не можем — нас и дети читают). Взрослым нравилось. Дедушку без угощения не отпускали. Иногда приходилось возвращаться домой, что называется «на бровях». Самые напряженные дни для Дедов Морозов — за два-три дня до Нового года. Заказов было много, а проникнуть в квартиру было подчас сложно. В ту пору начали появляться домофоны, а лампочки в подъездах по старинному русскому обычаю не практиковались. Бывало, что дедморозовская легковушка застревала в снегу (к уборке уличного снега тогда относились точно так же, как и сейчас). Снегурочка на тонких каблучках и в легком пальтишке с неуклюжим в своей толстой шубе Дедом Морозом толкали машину. Прохожие дивились. Но попадались не только смешливые, а и сердобольные — помогали.

Апофеозом дедморозовской карьеры стала работа в Александровском кремле. В здешнем музее Мороз обзавелся боярской шубой, о которой мечтал всю жизнь. Согласно новому наряду стал он степенным, но озорства и задора не растерял. Хотите проверить и увидеть всамделешнего Деда Мороза — приходите на новогодние программы в музей-заповедник «Александровская слобода».

Юлия Щипачева

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top