Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Вся жизнь — танец

Вся жизнь — танец

Александров давно и по праву называют «танцующим городом». Танец — это стиль жизни, умение передать чувства и настроения языком тела. В детстве мы все свободно двигаемся под любую музыку, кружась в ее ритме. Но как сделать это кружение красивым, запоминающимся и необыкновенным, знают только настоящие балетмейстеры.

О жизни в танце мы беседуем с Верой Борисовной Зябриковой, художественным руководителем образцового хореографического ансамбля «Радость».

— Вера Борисовна, ансамблю в этом году исполняется 35 лет. Это же целая жизнь!

— Да, это вся моя жизнь, и мне это нравится. Не каждому так в жизни везет, что работа, которой он занимается изо дня в день, приносит радость и удовольствие не только ему самому, но и окружающим. Наверное, меня Боженька поцеловал, когда я родилась. Научиться танцевать — не самоцель. Мы учимся через танец, через движение чувствовать свое тело, относиться к нему с любовью и уважением. Принять свое тело, принять себя, принять свою жизнь такой, какая она есть. Научиться относиться к жизни, как к танцу. Радость от движения — вот главный смысл танца. У каждого человека свой танец, своя музыка, звучащая внутри, своя хореография.

— Вы сами ставите танцы, сами шьете костюмы. Откуда столько талантов? Вы воспитывались в какой-то особенной семье?

— Ну что вы, в самой обычной. У моего отца была большая семья, и они все оказались очень талантливыми, многие рисовали хорошо, стихи сочиняли, играли на музыкальных инструментах. У отца был абсолютный музыкальный слух. Нас, детей, было восемь человек, и в детстве мы всегда пели, а отец играл на баяне, сами строили двухголосье. Никто нас этому не учил — как чувствовали, так и пели, а получалось хорошо. Жили в доме, где было много многодетных семей, но вот такие поющие — только мы. Наверное, умение петь и танцевать, как и отношение к жизни с радостью — результат большой любви внутри семьи.

— Свою любовь к жизни и танцу вы передаете детям вот уже 35 лет. С чего начиналась «Радость»?

— В 1974 году я вернулась из Пскова, где училась на балетмейстера, и стала вести танцевальный кружок в Клубе железнодорожников. Только меня назначили там художественным руководителем, как тут же позвали в Дом пионеров, и вот с 1976 года я здесь вместе с «Радостью». Я все свои выпуски помню, но самый первый набор не забуду никогда. Детки постарше перешли вместе со мной заниматься из клуба, а младшую группу я набирала сама, ходила по детским садам и искала талантливых, подвижных детей. Один только раз прошлась, а потом молва разнеслась по всему городу, и уже родители сами вели своих детей. Сейчас у нас 250 человек занимается в ансамбле. Самым младшим по шесть лет, самые старшие уже отслужили в армии, вернулись в город и к нашим танцам. В подготовительной группе у меня шестьдесят человек, но был бы зал побольше, я бы и сто приняла.

— В копилке ансамбля много разнообразных танцев — от народных до современных. А как рождается танец?

— По-разному, обычно музыка зажигает, иногда нравится тема. Вот есть у нас танец «Лолита». Я услышала музыку и прямо заболела ею, стала выдумывать движения. То же самое произошло и с «Палехом». Он создавался в голодные девяностые, когда денег ни у кого ни на что не было, и вдруг родилась такая красота. Увидела выступление театра-шоу «Гжель» «Золотой Палех» в Академии славянской культуры. Музыка была такая, что ее невозможно было слушать без комка в горле. Вот она звучит, а мне плакать хочется. В танце, в записи, не видно было ни движений, ни костюмов, поэтому пошла в библиотеку, смотреть палехские шкатулки, изучать позы героев, которые там изображены. Под такую музыку русская душа сама танцует. А костюмы тогда мы тоже сами шили, красивые получились, сказочные. И стал танец на долгие годы визитной карточкой города. А бывает и так, что дадут какую-нибудь тему для конкурса, и бьешься ты над ней, не зная, что придумать. Вот тогда и ночью не спишь, все прокручиваешь в голове, как бы получше сделать, куда танцоров расставить, даже во сне такты считаешь.

— Вы счастливый человек? Ни о чем не жалеете?

— Бесспорно счастливый. Вот летом, когда дети на каникулах, отдаю все свое время семье и внукам. А спустя месяц начинаю переживать, что совсем разучилась работать. Я ведь каждый день здесь, с утра и до вечера. Отдыхаю только ночью дома, и то, если не готовлю новый танец. Приходится много читать, смотреть работы других постановщиков, все время чему-то новому учусь. Я телевизор просто так смотреть не могу, мне все время надо ухватить что-то интересное, что можно было бы использовать в работе. И все равно постоянно сомнения — так ли я это сделала, может, можно было и лучше?

В любом человеке могут расцвести сотни неожиданных талантов и способностей, если ему просто предоставить для этого возможности. Вера Борисовна их предоставляет с лихвой, недаром выпускники приводят в ансамбль своих детей. Но все-таки главное, по-моему, это любовь к тем, кого ты учишь, именно она и позволяет создавать незабываемые шедевры.

Елена Сибирина,
фото из архива Анны Ваняткиной.

Оцените материал

Один комментарий на “Вся жизнь — танец

  1. Удивительная женщина! Талантлива невообразимо! это Сколько детей она воспитала. научила, обогрела? Слава Богу, что есть в наше никчемное время такие люди-добрые и душевные.

      Add rating7 Subtract rating1

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top