Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Ремесленник или художник?

Ремесленник или художник?

С Александром Тупицыным мы познакомились в январе 2002 года. Тогда он преподнес мне сюрприз: рукописную книгу моих стихов. Естественно, в единственном экземпляре. Это раритетное издание видели многие, потому что оно экспонировалось на выставке в Центральной библиотеке. Работы художника украшают обложки книг местных авторов Алексея Абакшина, Виктории Боравской; используются в рекламных блоках. Кроме того, именно Александр Тупицын создал неповторимый облик тематических страниц «Уездного города» («Арт-курьер», «Неизбывное», «Горчичник», «Садовня»). Накануне 13-го дня рождения газеты «ВДВ Александров» мы встретились с Александром и поговорили о нашей любимой газете и о современном искусстве.

— Не поверишь, но я долгое время не знала, что взрывной «Горчичник» и ностальгическое «Неизбывное» сделаны одним человеком. Такие они разные.

— И это неправильно. Весь изобразительный ряд должен быть выполнен в жестком стиле конкретной газеты. В противном случае все это разнообразие — враг цельности.

— Но ведь все эти «шапки» никогда не собираются в одном номере.

— Все равно. Согласись, должно быть определенное направление. Узнаваемость.

— Я согласна. Узнаваемость плюс периодичность. Но, по-моему, это достигнуто. Читатель ждет, когда будет тематическая страничка, но и мы, корреспонденты, к этому привыкли. Заранее ищем сюжеты, набираем материал: под красивой «шапкой» стыдно писать плохо. А как ты думаешь, нужна заставка для криминальных новостей? Страничка, собственно, уже сложилась…

— Может, и нужна. Но уж очень много места «шапка» занимает. Отвлекает внимание. А в газете печатной информации должно отводиться главное место.

— Ладно, не буду спорить. А какие газеты читаешь ты?

— Я люблю газету «Большой город». В Москве в кафешках она везде есть. Это качественная информация. Пример стиля.

— А тебя пресса любит?

— Серьезных искусствоведческих статей не было, потому что не было персональных выставок. Выставка, я считаю, должна иметь концепцию — глубокую, проработанную. Выставляться, чтобы «засветиться» и где-то галочку поставить? Ну, есть у меня проекты, которые можно показать, но пока я не вижу места, где это можно сделать. В Москве сейчас огромное количество площадок, куча галерей — это огромная площадь, чтобы выйти и что-то крикнуть на всю площадь. Но чем больше становится эта площадь, тем больше все усложняется и запутывается.

— Потому что все эти голоса становятся шумом?

— Не только. Галерейщики, искусствоведы очень многое делают для художников, для «раскрутки» их имен и работ. В то же время они диктуют правила: какие проекты лучше осуществить. Искусство становится бизнесом, точнее, оно уже им стало.

— Чем тебе приходилось заниматься, какие предложения были самыми неожиданными?

— Все, что я делал, шло параллельно учебе. Брался за разные проекты, чтобы набраться опыта и себя показать. Участвовал в конкурсах, выходил в финал и получал право что-то сделать.

— Например, рекламный щит известной табачной компании на Садовом кольце в Москве.

— Ну да. Вообще, если случайностям не сопротивляться, получаешь массу удовольствия и открываешь в себе новые возможности. Я делал декорации к спектаклям, расписывал стены, занимался интерьерами, книжным дизайном, иллюстрацией; организовывал выставки. В течение последних шести лет преподаю. В нашей жизни на людей, на их умения существует спрос. Был период, когда я преподавал 5 дней в неделю с 8.30 до 21.00. Это очень много. Одновременно брал какие-то заказы, мелкие и крупные.

— Матрешки, случайно, не расписывал?

— Матрешки — нет. Есть определенные вещи, которые я себе запрещаю делать. Вообще, мне мелочевкой неинтересно заниматься. Я делаю дизайнерские проекты. Но другие дизайнеры называют меня художником.

— Чем художник отличается от дизайнера?

— Художник — это человек, который должен имет ь возможность свободно заниматься творчеством. Молодым в нашей стране это не светит. Трудно удержаться на плаву в финансовом плане. В одном я могу себя к художникам причислить: иногда я просто так начинаю рисовать, и мне это в радость. Уже год я работаю дизайнером, устроился в одну фирму, которая занимается полиграфической продукцией. Мы делаем буклеты и книги. Много работы, бесконечный аврал и так далее. Это ремесленничество. Дизайн — это вообще ремесленничество, только современное. По сути, творчество там заключено в жесткие рамки: даже не в круглые скобки, а в квадратные со всех четырех сторон. Ты должен свою творческую мысль сжать и ее энергию направить на реализацию конкретного проекта. Понять, чего хочет заказчик, и уложиться в сроки.

Дизайнер всегда связан с каким-либо производством, с конвейером. Я бесконечно уважаю ремесленников. Люблю их гораздо больше, чем свободных художников. Свободный художник мне кажется эгоистом. Сейчас качественные вещи, очень красивые, бесценные, делают именно дизайнеры. В первую очередь потому, что в них вкладывают деньги. Например, человек, который создает последнюю модель автомобиля: он ремесленник? — конечно. Он художник? — без сомнения.

Но и художники великолепные существуют. Просто их эстетика непостижима для большинства людей.

— По-моему, у нас много общего. Мы тоже куда больше ремесленники, чем свободные художники. Тем не менее, стараемся жить в каком-то ритме и отражать современность всеми доступными средствами, в том числе изобразительными. Спасибо за сотрудничество и за интересный разговор!

Галина Кипренко,
фото Александра Тупицына.
В фотогалерее использованы работы А.Тупицына,
участвовавшие в выставке «Искусство после конца света» (ЦДХ, г.Москва, 2009 г.)

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top