Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > С трех лет уже поздно!

С трех лет уже поздно!

10 ноября изостудии «Художка» при Александровском театре драмы исполнилось 10 лет. Название родилось случайно — руководитель студии услышала разговор своих подопечных: «Ты куда идешь?» — «В художку!».

В студии занимаются дети от двух до десяти лет. Сейчас в ней около 70 учащихся. Изначально предполагалось, что все творческие работники театра: режиссер, художник, звукорежиссер и завлит — будут вести студии для детей. Проект осуществился ровно наполовину. Театральную студию ведет Алексей Чернобай, изостудию — Ольга Смирнова. Накануне юбилея мы встретились с Ольгой Александровной, вспомнили, как все начиналось и как быстро пролетели 10 лет…

— Твоя студия отличается от других тем, что в нее приходят совсем маленькие, двухлетние дети. А с каким возрастом ты начинала работать?

— Когда моей дочери было 2 года, я организовала студию, но тогда моих знаний не хватало, чтобы заниматься с такими маленькими детьми. Начинала с программы Неменского, которая была рассчитана на детей восьми лет. Проработала по ней ровно год и поняла, что программа слабовата. Мне хотелось, чтобы она сочетала много разных направлений: не только живопись, но и скульптуру, бумагопластику, театральные проекты. К счастью, я попала в московскую школу, где преподавалось театральное искусство, а общеобразовательные предметы аккуратно вводились в программу. Дети сами ставили спектакли, делали декорации. Эту программу мне любезно подарили.

— Наверняка ты ей пунктуально не следуешь.

— Безусловно. Я пришла к выводу: лучше меня самой никто не сделает. Этому выводу предшествовали окончание пединститута и долгий поиск своих программ. Программа, по которой дети учатся сейчас, нигде не зафиксирована. Просто не хватает времени этим заняться. Она скомпилирована из множества программ: где-то я беру игровую часть, где-то — технику, где-то — изобразительный ряд, где-то — музыкальный. И все это преломляется через личный опыт.

Третий год я работаю с двухлетками. В группах не более пяти детей. Каждому нужно уделить огромное внимание. С кем-то находим контакт на первом уроке, до кого-то нужно достукиваться полгода. Но в 90 % случаев есть результат. Студия — не просто рисование, это раннее развитие. Для маленького ребенка важен не только визуальный и вербальный контакт, но обязательно — тактильные ощущения. Мы лепим, трогаем, рисуем пальчиками, клеим, рвем бумагу; у нас идет массаж рук — мы работаем с крупой, макаронами, шишками, кукурузными початками. Слушаем музыку, учимся передавать настроение, атмосферу. Каждый урок начинается с игры. Когда есть возможность, занимаемся в зале на ковре: мы там бегаем, прыгаем, валяемся, растем, тянемся вверх… Ребенок, который еще не умеет хорошо говорить, не может по-другому выразить свой внутренний мир. Но у него есть желание ярко заявить о себе. Он может это сделать через краску. Поэтому на вопрос родителей, не рано ли приходить в 2 года, я отвечаю: «После трех уже поздно!».

— У вас появилось свое помещение при театре, расскажите об этом.

— Да, был такой момент, что мы уходили заниматься в детский садик, в ДК «Юбилейный»… Года четыре назад появилось это помещение. Огромная благодарность театру, что оно у нас есть. Когда идет репетиция, мы стараемся ходить тихо, как мышки, но не всегда получается: все-таки дети… В свою очередь, они помогают театру, принимают участие в изготовлении декораций. Это не значит, что с меня как с художника театра снимается часть груза; скорее, наоборот. Практика, когда ученик работает вместе с учителем, очень многое дает детям.

— Кто-нибудь из выпускников пошел по твоим стопам?

— Из первого выпуска практически все ребята выбрали художественные факультеты. Из остальных — примерно 70 %. Кто-то идет на дизайнера, кто-то на архитектора, кто-то на искусствоведа. К сожалению, художника театра ни одного нет. С этим надо родиться — с ощущением трехмерного пространства. Я с четырех лет знала, что буду работать в театре.

— Удается ли совмещать преподавание и собственное творчество? Как складывается твой день?

— Я могу дать детям какую-то технику только в том случае, если сама ее освою. Поэтому летом, когда нет уроков, стараюсь как можно больше рисовать. Совмещать преподавание и собственное рисование практически невозможно. Дело в том, что я еще преподаю в Школе искусств. Мне жалко бросать детей, которые окончили студию — у них есть база, потенциально они очень сильны. Поэтому считаю своим долгом их доучить, чтобы они смогли куда-то поступить и учиться дальше. Мой рабочий день начинается в 8 утра. Группы все разные: 13 лет, 2 года, 4 года, 16-летние, снова двухлетки… Но если в последней группе, в 19.00, какой-нибудь малыш делает гениальную работу, у меня открывается второе дыхание. Ради этого можно трудиться еще 24 часа. За год каждый ребенок делает примерно 100 работ. Если хотя бы одна достойна выставки, я учу их правильно.

— В нашем городе несколько изостудий. И многие родители считают, что обучение в вашей студии дорогое…

— Но ведь мы предоставляем все материалы! Они качественные, следовательно, дорогие. В этом году решили сэкономить на пальчиковых красках, купили те, что подешевле. Результат: они плохо смешиваются, не держат цвет, не отстирываются. Пришлось все заменить. У детей хорошая бумага, фломастеры, акварель, гуашь, акрил, холсты. Мы даем технологию работы с разными красками. На материалах нельзя экономить, иначе не получится красиво. Идея ребенка не будет реализована в полном объеме, ему станет обидно, и не захочется продолжать начатое. Но чаще бывает так: ребенок сидит и после окончания урока, умоляет не прогонять его, чтобы закончить работу. Чтобы мама сказала, какой он молодец. Я благодарна родителям, которые хвалят своих детей, даже если нарисована зюзя некузявая. Бывает, ребенок год ходит, и у него получается только каля-маля, а потом сразу получается отличная работа. Малыши все запоминают. Главное — не отбить желание рисовать.

Это лишь малая часть того, чем поделилась Ольга Александровна Смирнова. Конечно, ей просто необходимо закрепить свой опыт на бумаге, издать методику, по которой смогут работать начинающие педагоги. Увы, времени на это действительно нет. Ведь она — художник-постановщик, художник по костюмам, художник, участвующий в выставках, да еще и педагог. Я уже не говорю о том, что она молодая красивая женщина. Поздравляем с юбилеем студии и желаем еще много лет работать с полной отдачей!

Галина Кипренко,
фото Сергея Керженцева

Оцените материал

Один комментарий на “С трех лет уже поздно!

  1. Выставка-отчетник студии «Художка» Ольги Смирновой сейчас проходит в выставочном зале Александровского художественного музея.

      Add rating0 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top