Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Будни провинциального музея

Будни провинциального музея

18 мая — совершенно необыкновенный день: Всемирный день музеев. Во все музеи мира можно сходить бесплатно (что люди и делают). Уже стало традицией накануне праздника подводить итоги, строить планы на будущее. Мы встретились с Львом Кивовичем Готгельфом, директором Литературно-художественного музея Марины и Анастасии Цветаевых, чтобы вспомнить, что было, рассказать о том, что есть, подумать о том, что будет.

— Лев Кивович, как вы оцениваете этот праздник?

— Я его оцениваю положительно, если нам дают премию (хитро улыбается в усы), хотя в последние годы это перестали делать. Мировой финансовый кризис сказывается. Теперь нам в этот день отдел культуры привозит праздничный пирог от М.М.Кривоносова.

— Что уж тогда говорить о финансировании музеев? Тяжело, наверное, сейчас?

— В нашей стране это всегда нелегко. Не хочется перед праздником жаловаться, но музейное дело до сих пор живет в основном на средства меценатов. Вспомним первый цветаевский музей. Его даже не было в бюджете, собрали денег с миру по нитке, помогал весь город — кто чем мог. То же самое происходило и с последующим обновлением фондов, с реставрацией. И дело здесь не только в кризисах, но и в нашем менталитете. В любой стране люди гордятся, если в их доме, например, жил какой-то известный человек. Это моментально обустраивается мемориальными досками, находятся средства на поддержание здания. У нас же все упирается в чиновников, которые подсознательно думают, что им-то эту доску никто не поставит — вот и другим не надо, а значит, и деньги не нужны. И так обстоят дела не только в Александрове, но и везде в России. Зато сейчас мы научились выигрывать гранты.

— Для того, чтобы выиграть, требуется много работать. А какой самый крупный грант? Или самый памятный для вас?

— Самый дорогой — это не грант, это средства президентского резервного фонда. Документов нужно было собрать раз в десять больше, чем обычно, но оно того стоило. Это совершенно уникальное событие, потому что фонд служит для оказания помощи в чрезвычайных ситуациях, когда нужно срочно что-то сделать. Или Президент считает, что какой-то проект настолько важен, что он хочет связать его со своим именем. Сейчас я уже сам не понимаю, как мы туда попали, — счастливое стечение обстоятельств, наверное. Интересен такой момент: в распоряжении Президента в то время было три транша. Один нам достался, другой — на восстановление дома для слепоглухонемых инвалидов в Дагестане, третий — на ликвидацию последствий урагана в Архангельской области, где несколько районов остались без электричества. Мы как-то попали в этот список. Это говорит о том, что Президент и его окружение понимают, что культура важна. На эти деньги мы смогли отреставрировать дом, в котором жили Лебедевы.

— Лучше стало с обновленным домом?

— Несомненно. Главное — будет стоять долго. Ведь он был построен в 30-е годы XIX века без фундамента, на голой земле. Книга Гиннеса плакала по этому дому — почти 180 лет простоял! Когда его разбирали перед реставрацией, большинство бревен было просто как губка. А сейчас и посмотреть приятно, и за безопасность мы не беспокоимся.

— А сколько всего грантов получил музей?

— Было четыре стипендии Фонда Сороса, три президентских, грант фонда Потанина «Музей в меняющемся мире», в результате чего появился наш сквер. Губернаторский грант, на который было сделано две экспозиции: в доме Лебедевых и в д.Лизуново. На один из грантов была создана экспозиция «Тайны старого парка», которая объехала почти всю Европу.

— Расскажите о ней подробнее, пожалуйста. Где были, как вас принимали? Что собой представляет сама экспозиция?

— Первая выставка была в 1994 году в Болгарии. Затем в Венгрии, Чехии, Словакии, Польше, Австрии. Мы сотрудничали с культурными центрами России в этих странах, которые помогали организовывать выставки. Идея экспозиции была такая: провинциальная жизнь с конца XIX и почти до 60-х годов XX века концентрировалась вокруг городских садов, парков. По вечерам там собирался практически весь город. Мужчины обсуждали политические проблемы, женщины сплетничали, играл духовой оркестр, была танцплощадка, ремесленники что-то делали прямо на дорожках и тут же продавали. То есть это было место встреч всех горожан. Мы решили на площади в 100 кв.м. в закрытом помещении выставлять декорацию из гофрокартона, изображающую уголок старого парка. Была беседка, увитая лианами, деревья, птички, бабочки. Все это монтировалось в течение 24 часов. Легко собиралось и легко потом разбиралось. Это можно было вывезти в любую точку земного шара. А внутри этой площадки поместить любую выставку — художественную, литературную, фото и т.д. Например, в Польше хозяин сувенирного магазинчика, увидев наш парк, предложил свои садовые скамейки. Они удивительно вписались в ансамбль. В Чехии рядом с нашей выставкой располагался духовой оркестр, мы сделали раковину для них, и в нашем картонном парке играла живая музыка. Люди во всем мире понимают эту мысль, поддерживают ее и начинают обыгрывать.

— Спасибо за интересный рассказ. Еще раз поздравляем вас и коллектив музея с праздником! Новых вам экспозиций, выставок и щедрых меценатов!

Елена Сибирина,
фото Эдуарда Егорова.



Один комментарий на “Будни провинциального музея

  1. В тени Ротгельфа не видно реальных соавторов открытия цветаевского домика и экспозиций. Это великий бас России В..Моторин, заработавший концертами и безвозмездно передавший деньги на этот сруб-новодел, а ещё гениальный (слова Готгельфа) экспозиционер А..Панин, сделавший этот сруб уникальной музеейной экспозицией. Не хотите углубить материал о создании и выживании муниципальных музеев всероссийского значения?

      Add rating2 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top