Вы здесь
Главная > История и культура > История > Пять веков александровских кожевников

Пять веков александровских кожевников

Город Александров на протяжении столетий славился разными ремеслами, которые впоследствии стали основой известных на всю страну производств. Процветали здесь гончарное, солодовенное, мукомольное и другие ремесла, но безусловное «лидерство» принадлежало кузнечному, мастера которого выполняли заказы слободского государева двора. В музее-заповеднике «Александровская Слобода» на недавно открытой экспозиции «Александровская слобода XVII-XVIII веков. Успенская обитель» во всем блеске представлена краса и гордость города — кузнечное ремесло. Кроме того, в экспозиции демонстрируются документы, рассказывающие о развитии других ремесел в уездном Александрове, одним из которых являлся кожевенный промысел.

Выделка кожи принадлежит к старинным производствам. Потребность в выделанной коже всегда была чрезвычайно велика: из кожи делали ремни, обувь, бубны или барабаны, сумки и колчаны, седла и уздечки, фартуки и меха для кузнецов. Ремённые пояса с различными украшениями носились царем, князьями, боярами, купцами, переходили по наследству от отцов к детям. Пояса из кожи носили монахи. Кожевенное производство процветало во многих краях России, в том числе и в Александровской слободе. Это было очень трудоемкое производство, но несмотря на это, ремесленники шестнадцатого века делали свою работу мастерски. При Иване Грозном хорошо выделанные кожи вывозились в Западную Европу.

В XVII веке кожевенное производство в Александровской слободе продолжало существовать, сохранялись традиции и особые секреты в выделке кожи. В Писцовой книге Александровской слободы за 1677 год отмечено: «…Сенька Патрикеев сын Железин делает овчинное; Лучка Васильев сын Ревякин делает сыромятное; Ивашко Тарасов сын овчинник; Ивашко Осипов сын сыромятник; Савка, Егорко Дмитрейко Осиповы сыромятники; Васька Иванов сын Шошин овчинник». Как видим, в Александровской слободе производились кожи, пригодные для изготовления обуви, одежды, упряжи. Кожевенным производством занимались не только отдельные мастера, и трудились целыми семьями. Семейственности в этом ремесле кожевенники будут придерживаться и в дальнейшем.

Без каких-либо особых изменений кожевенное производство продолжало существовать и в XVIII веке. В 1780-е годы александровский городничий секунд- майор Осип Ильин составляет «Ведомость о городе Александрове, сколько в оном жителей обоего пола, всякого звания, домов каменных и деревянных, заводов, фабрик, мельниц, кузниц о торгах и о прочем за 1784 год». В этом документе есть сведения и о кожевенных заводах. Их в ту пору было пять. Размещались они в деревянных строениях и располагались в разных частях города. На посаде находились заводы, которые принадлежали мещанину Герасиму Красавину и купцу Петру Мягкову. Здесь выделывались кожи разных сортов «дуплетным, черным и белым мастерством». В районе Стрелихи работали три кожевенных завода, они принадлежали купцам Максиму и Ивану Красавиным и Ивану Пузову. На заводах Красавиных изготавливалась красная юфть, а Иван Пузов производил кожи разных сортов. Шкуры для выделки александровские кожевники покупали на торгу в городе, либо у крестьян в уезде.

Путем дубления на заводах вырабатывались разные виды юфти. Юфть (юхта, русская кожа) выделывалась из ялового и коровьего сырья и шкур годовалых быков. Юхта подразделялась на белую, красную и черную. При производстве белой юфти отбирались лучшие шкуры. После окончания дубления она смазывалась по бахтарме (мягкая часть кожи) смесью березового дегтя и тюленьего жира. Красную изготовляли так же, как и белую, но после просушки она смазывалась раствором квасцов и красилась с лицевой стороны красным сандалом. Черная после дубления окрашивалась солями железа и смазывалась по бахтарме также смесью березового дегтя и тюленьим жиром (ворванью). Белая юхта шла преимущественно на пошив обуви для армии, а также употреблялась на патронные сумки, чемоданы. Черная использовалась для изготовления чемоданов, сбруи, отделки экипажей и особенно много ее шло для дешевой («народной») мужской и женской обуви. Но всего ценилась красная. Из нее изготавливали различные кожгалантерейные товары, головные уборы и т.п. Все перечисленные выше кожи реализовывались на месте или вывозились в первопрестольную. А красная юфть отправлялась не только в Москву, но и в Санкт-Петербург.

При царе Алексее Михайловиче в середине 17 века красная юфть была в числе шести указных товаров, торговля которыми составляла монополию казны. За границей спрос на нее был огромный. В 80-х годах XIX века из всех сортов кожи, продаваемых за рубежом, одна только юхта да сыромять поддерживали славу русской кожевенной промышленности. Высокие достоинства русской кожи зависели тогда не столько от особенных видов сырья, сколько от жировки юфтевых кож березовым дегтем (придающим русской коже ее специфический запах) и ворванью.

Девятнадцатый век внес свои изменения в экономический облик города. Помимо кузнечного промысла, в Александрове стремительными темпами стало развиваться текстильное производство. А изготовление кож оставалось на прежнем уровне. И размещались кожевенные заводы, согласно схеме города Александрова 1788 года, в районе Стрелихи. В июле 1860 года в Александрове побывал московский репортер С.Яковлев. Он в своих «Подмосковных дорожных заметках» отметил следующее: «Кожевенный завод, находящийся в Александрове, принадлежит купцу Пузову, официально на нем выделывается кож на 7110 р. сер., работников на нем 12 человек и 1 мастер. Материалы покупаются в Москве, сбыт производится там же в Александрове». Гость города обратил внимание на предприятие Пузова отнюдь не случайно. В его статье есть данные по доходной части текстильных предприятий города. Очевидно, тем самым Яковлев хотел подчеркнуть, что купец Пузов являлся одним из богатейших людей города. И не являлся ли этот купец Пузов потомком кожевника Ивана Пузова, упомянутого в «Ведомости» 1784 года?

Согласно «Общему списку торговых и промышленных предприятий по Александровскому уезду 1898 года» в Александрове было три кожевенных завода, принадлежавших мещанину Коровкину Алексею Сергеевичу (завод основан в 1834 г.), купцу Растворову Ивану Алексеевичу (завод основан в 1887 г.) и мещанке Сущевой Аграфене Михайловне. Владельцами кожевенных заводов чаще всего бывали мещане да купцы. Это были небольшие предприятия, по данным за 1902 год, на них работало в общей сложности 25 человек. Кожи, вырабатывавшиеся на александровских заводах, были отмечены наградами на различных ярмарках, в том числе и на такой авторитетной, как Нижегородская.

После октябрьского переворота 1917 г. произошла национализация всех предприятий города. В Александрове появился кожевенный завод «Пролетарий». По данным за 1925 г. на нем работало около 30 человек. Полным ходом шла реконструкция предприятия. Установлены дубильный барабан, котел, проведено паровое отопление и водопровод с фабрики «Возрождение» (так стала называться с 1923 г. бывшая фабрика Сурнова).
С 1925 года начинает развиваться картонное производство. А с 1931 года она стала называться фабрикой кожевенного картона «Возрождение» треста «Кожсуррогат». Здесь был освоен выпуск спецкартона на основе целлюлозы, льняного волокна, отходов картонного производства. Вместе с родственными предприятиями она входила в отрасль промышленности заменителей кожи. К концу 30-х годов двадцатого века фабрика представляла собой сырьевую базу для обувного, шорно-седельного и галантерейного производств. Обувные предприятия получали подошвы, подметки, стельки, задники, материал для носков, подкладочный материал — футор и материал для верха яловой обуви. В 1937 году она получает название «Первая государственная фабрика искусственно-кожевенных деталей» (сокращенно «Искождеталь»).

В начале Великой Отечественной войны, в октябре 1941 года, по приказу ГКО основные цеха фабрики «Искождеталь» были эвакуированы в Старый Салован Ульяновской области, но в апреле 1942 года возвращены. На протяжении последующих военных лет фабрика изготавливала специальную продукцию для средств обтюрации (приспособление в огнестрельном оружии, не допускающее прорыва пороховых газов назад через затвор), которая шла непосредственно на военные заводы.

В 1948 г. был освоен выпуск искусственных мягких кож и прочих кожзаменителей на основе синтетических материалов. С 1951 года на фабрике вместо спецкартона стали выпускать кожевенный картон. Спецкартон значительно уступал кожевенному картону по своим физико-механическим и эксплуатационным свойствам. Основным сырьем в производстве кожевенного картона являлись кожевенные отходы и вторсырье текстильной промышленности.

В 1954 году на фабрике «Искождеталь», впервые в СССР, было освоено производство искусственного каракуля из вискозного волокна, а с 1964 года осуществлен массовый переход производства искусственного каракуля с вискозного на капроновое сырье.

В 1965 году фабрика была переименована в комбинат искусственных кож. Комбинат «Искож» в 60-70-х годов ХХ века являлся одним из ведущих предприятий Всесоюзного промышленного объединения искусственных кож и пленочных материалов. Он выпускал широкий ассортимент продукции: искусственные кожи, каракуль, пленочные материалы (в музее-заповеднике «Александровская Слобода» хранится коллекция образцов продукции комбината), обувные детали, дублированный материал, винилискожу и другие — всего 44 вида изделий. Из отходов производства был налажен выпуск товаров массового потребления, сувениров. Продукция комбината «Искож» отправлялась более чем 600 потребителям в 180 городов страны. Таковым он был вплоть до девяностых годов ХХ века.

Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что на протяжении столетий кожевенное производство, как и другие ремесла, способствовало формированию экономического облика Александрова. Шло время, менялся характер труда, развивался и строился город, который в семидесятых-восьмидесятых годах прошлого века обладал солидным промышленно-экономическим потенциалом. Именно тогда была открыта новая экспозиция музея-заповедника «Александров — город науки, промышленности и культуры», реально отразившая возросший статус города. Очень хочется надеяться, что эта былая слава будет возрождена и приумножена — достойно уникальной истории нашей малой родины.

Владимир Малов, научный сотрудник музея-заповедника «Александровская Слобода».



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top