Вы здесь
Главная > История и культура > История > Парижский триумф барановских ситцев

Парижский триумф барановских ситцев

2018-й — это не только 99-й год музея, но и важнейшие вехи истории нашего древнего края: 505 лет царскому кремлю и 240 — городскому статусу Александрова. Эти важные события и люди, их предопределившие, непременно станут «героями» ближайших публикаций, потому что «музейная память» Слободы, кроме царской, хранит историю города и Александровского уезда. В нынешнем году музей-заповедник обязательно отметит 240-летие города летним выставочным проектом «Душа была щедра и верою богата». Одно из центральных мест в этой экспозиции займут вещи и документы, рассказывающие о знаменитых промышленниках Барановых, изменивших не только жизнь и облик нашей земли, но и прославивших ее далеко за пределами Отечества.

Париж. Летний сезон 1889 года. На Всемирной выставке новая гигантская арка — Эйфелева башня — встречает тысячи парижан и гостей со всего мира. Выдержав невероятное противодействие, она стала символом города-праздника, Франции и до сего дня самой посещаемой и фотовостребованной достопримечательностью мира. Но тогда, на исходе XIX века, не башня пленила парижанок, а барановские шали и платки из ярко-красного ситца с набивным орнаментом, которые были раскуплены в первые же дни выставки. Ткань «смородиновый лист» оставила позади все мировые мануфактурные бренды, завоевав «Гран-При», а российский павильон назвали «русским триумфом».

Ситцы эти выпускали на мануфактурах купцов Барановых, поэтому назывались, стали знамениты и известны до сего дня они как «барановские». Их удивительную историю с первой половины XVIII века творили не менее удивительные люди.

В 1740-е годы Тихон Петрович Баранов из дворцовой Новоалександровской слободы занялся торговлей холстиной, которую изготавливал сам, а затем продавал на ярмарке. Холстину он производил качественную, за что и получил законное разрешение на право торговли.

Его сын Николай Тихонович Баранов (1743 г.р.) значительно расширил промысел отца. Но по-настоящему серьезное «дело» и рождение династии текстильных фабрикантов началось с Фёдора Николаевича Баранова (1763-1838), уже купца третьей гильдии. Он понял, что скупать ткани у кустарей-одиночек и перепродавать их гораздо прибыльнее, и что цветная холстина ценится больше. Скопив небольшой капитал, построил он красильню, где пряжу и ткань окрашивали в синий (тогда — кубовый) цвет. Рядом устроил небольшую фабрику и производил простые платки, нанку и холстину. И что особенно интересно и важно: уже в то время он прекрасно понимал преимущества новинок прогресса и первым в России купил за границей бумагопрядильную машину.

Отечественная война 1812 г., разорение Москвы и страны, потеря рынков свели к нулю все усилия Баранова, оставив его почти ни с чем. Но он не опустил руки, заново начал «дело» и в 1834 г. на берегу реки Серой выстроил фабрику для окрашивания бумажной пряжи в яркие красный и синий цвета. В отдельном помещении ее отжимали и сушили, затем отглаживали и складывали уже на продажу. Конечно, труд был не из легких, условия — тоже. Насыщенные запахи красок и кислот буквально пропитывали воздух, освещение керосиновыми фонарями было слабым. И тем не менее, продукцию Ф.Н.Баранов выпускал на славу: высокое качество окраски его пряжи и тканей было отмечено Серебряной медалью на Нижегородской ярмарке в 1835 г.

Но поистине гигантский размах придал производству его сын Иван (1808-1848 гг.), который стал настоящим «новатором и двигателем» рождения бренда «барановские ситцы», когда в 1846 г. у села Карабаново была открыта Троицко-Александровская мануфактура. Крашение кумачей, набивка платков, выпуск рубашечных ситцев произвели настоящий фурор! Для окрашивания в красный цвет применялся крапп — красящее вещество, которое добывали из корня марены (водоросли из южных стран). Сам крапп, уже в виде порошка, привозили из-за границы, тщательно оберегая от воды и света, поэтому краситель был весьма дорогой. Одна из деловых поездок Ивана Фёдоровича на Кавказ оказалась поистине знаменательной, если не сказать судьбоносной. Оказалось, что марена растет и в прибрежных водах Каспийского моря. Предприимчивый Баранов пошел на риск: он арендовал небольшой участок земли на побережье и попробовал выращивать «свою собственную» марену. И вырастил! Мало того — еще разработал и технологию получения красителя — высококачественного, яркого, устойчивого и при этом недорогого. Он ушел от «дедовского» способа закрепления краски (выдерживание в смеси из навозной жижи и бычьей крови). Вместо него И.Ф.Баранов ввел использование пшеничных отрубей. В то время это было настоящее ноу-хау. Новые технологии принесли фабрике широкую известность и выгодно отличали от подобных русских мануфактур.

Качество товара, оригинальная расцветка и насыщенность цветовой гаммы принесли карабановским ситцам огромную популярность в России и далеко за ее пределами. Ткани охотно покупали в Азии, Закавказье, Персии, Афганистане и даже в Европе — Франции и Англии. Главными конкурентами Баранова были тогда немецкие красильные фабрики в Эльберфельде, но качество русских ситцев им не уступало. В 1848 г. Ивану Фёдоровичу было пожаловано право изображения на своей продукции Государственного герба Российской Империи. Это было высочайшим признанием отменного качества товара и огромных заслуг прогрессивного промышленника.nagrada

Современник Баранова — историк, профессор Московского университета С.П. Шевырев свидетельствовал, посетив Александров в 1847 году: «…И.Ф.Баранов здесь главный двигатель торговли и промышленности, несмотря на то, что есть купцы в Александрове и богаче его. Он понял, что Россия в своих торговых замыслах должна иметь в виду Европу и Азию: Европу как образец, с которым не только должно сравняться, но даже его превзойти; Азию, как неисчерпаемый источник для материала, и как средство для сбыта. Крашенье бумаги и ситцы — главное его занятие: промышленность народная, соответствующая потребностям всех классов. Народ наш любит светлые одежды и яркость красок: красный и розовый — его любимые цвета. Промышленник должен применяться к народному вкусу, если хочет успеха и выгоды». Надо отметить, что и жалование у барановских рабочих намного превышало заработки на других текстильных фабриках Владимирской губернии. «Хороший ткач получал 12-14 рублей в месяц, рабочие других специальностей получали 5-7 рублей в месяц», — отмечал Н.А. Песков несколько позже в записках 1884 года «Фабричный быт Владимирской губернии».

После смерти Ивана Фёдоровича и его супруги произошел раздел имущества (это разделение привело к образованию мощного ткацкого «треугольника» Александров-Карабаново-Струнино). Управление александровской фабрикой перешло к старшему сыну Николаю, а Троицко-Александровская мануфактура — к Александру и Асафу, которые в 1863 г. основали торговый дом «А. и А.И. Барановы». С этого времени мануфактура начинает быстро развиваться и снова переоснащаться, чтобы идти впереди конкурентов. Начав также с ручной печати, предприятие перешло к вытравной машинной и искусственным красителям, когда ткань предварительно окрашивали, а вместо краски на манеры наносили специальный состав, который разрушал цвет нежелательного фона.

Одновременно с переоснащением братья начинают строительство новых каменных фабричных корпусов. В 1866 г. в цехах установили плоскопечатную машину, следом были введены и другие усовершенствования. В 1873 г. готовится к запуску новый прядильно-ткацкий корпус, руководство фабрики стремится к максимальной «механизации» всего производственного процесса. Год спустя впервые опробовали окрашивание искус-
ственным ализарином, результат превзошел ожидания и его стали применять в первую очередь. С 1889 года Барановы окрашивали ткани уже только искусственным ализарином с применением нового щелочного способа вытравки набивных ситцев и платков с ярко-алым насыщенным фоном.

Машинная печать привела к упрощению рисунка, но зато в производстве незаменимыми стали новые специалисты — граверы и раклисты. Тем не менее, вкусы и традиции потребителей непременно учитывались. Характерные и знаменитые так называемые «огурцы», «бобы», присутствовавшие в самых ранних платках и тканях ручной набойки, тематически сохраняются и при машинном производстве, развивая дальше «растительные художественные» традиции и «восточные мотивы», многие из которых были сохранены и в двадцатом веке.

В период этого интенсивного развития братья решили разделить дело. Александр оставил карабановскую фабрику, сначала преобразованную в «Товарищество на паях мануфактур Барановых», а с 1880 года — в «Бумаго-прядильную фабрику И.Баранова». Здесь необходимо отметить, что и совместное дело, и разделенное производство были очень успешны, о чем свидетельствуют множественные награды самого высокого уровня. «Товарищество Барановых» было удостоено медалей на международных выставках в Лондоне (1862), Москве (1865), Париже (1867), Вене (1873), Париже (1878). Несколько раз мануфактура подтверждала свое право ставить на изделиях Государственный герб (1870, 1882, 1896). Карабановские ситцы были удостоены высшей награды — Почетного диплома в Амстердаме в 1883 г., в Антверпене — в 1885 г., а в 1886 г. — редкой награды — Ордена Льва и Солнца персидского шаха. И, конечно, ткань «смородиновый лист», ставшая открытием Всемирной Парижской выставки. В 1896 г. к 50-летию фабрики был издан фотоальбом «Троицко-Александровская мануфактура» с золотым тиснением на обложке, а также книга об истории предприятия. На тот момент фабрика была одной из самых крупных и передовых в Российской Империи.

В 1875 г. Асаф Иванович Баранов открыл около деревни Соколово свою фабрику (впоследствии она стала градообразующим предприятием г.Струнино). При оборудовании он использовал совместные с братом наработки и ввел самые передовые достижения текстильного производства того времени. Поначалу Асаф скупал суровый холст у крестьян, красил и набивал орнамент на фабрике, поскольку красильно-набивной корпус был построен в первую очередь. Вслед за ним возвели ткацкий (1876-1877), а потом и прядильный (1881), и ткачи-кустари перешли работать в цеха. Пуск прядильно-ткацкой фабрики ускорил расширение и переоборудование красильно-набивной, для которой закупили машины, промывные и зрельные аппараты. В 1880 г. было образовано уже акционерное общество «Товарищество Соколовской мануфактуры Асафа Баранова».

За сравнительно короткий срок оно превратилось в большое производство, не уступавшее карабановскому. Одной из первых в России Соколовская мануфактура заимела собственную электростанцию, газовый завод для производства кислот, завод по производству касторового масла и красителей, ремонтные и граверные мастерские. У фабрики были даже собственные кирпичные заводы и пилорамы.

Асаф Иванович сразу же стал активно осваивать новые рынки в Центральной и Южной России, Москве, Средней Азии, Закавказье, Персии, устанавливать деловые контакты на Ирбитской и Нижегородской ярмарках. Ткани с ярлыками «Товарищество Соколовской мануфактуры Асафа Баранова» символизировали эталон качества и вкуса. В 1882 г. и 1896 г. Асаф получил дозволение ставить на продукции герб России, его ситцы награждались на международных выставках: в Антверпене (1886 г.), Париже (1889 г.), в Бухаре (1891 г.). А в 1883 г. на Бостонской выставке за высокое качество фабрике был пожалован Орден Льва и Солнца персидского шаха. В 1890 году губернский фабричный инспектор В.Ф.Свирский отмечал: «Фабрика Асафа Баранова, благодаря открытому на нее доступу, стала практической школой русских технологов». Сам Асаф Иванович за умелое руководство и заслуги в деле был удостоен звания мануфактур-советника и почетной степени инженер-технолога.

Успешные предприниматели-промышленники буквально преобразили жизнь Александровского уезда и оказали огромное влияние на развитие Владимирской губернии. Их ходатайства и личные средства сыграли ключевую роль, когда решался вопрос о строительстве железной дороги из Москвы в Ярославль через Александров. Отдельная же ветка на Карабаново была проложена исключительно на средства Барановых. Многие поколения местных жителей сохранили память о широчайшей благотворительности и меценатстве братьев. Они не только жертвовали средства малоимущим, погорельцам и выдавали замуж бесприданниц. Барановы во всех поколениях были настоящими просветителями, потому что на свои средства открывали школы для детей фабричных рабочих и не только, курсы подготовки учителей, приюты, организовывали и попечительствовали гимназиям. Постепенно рабочих переселяли из деревянных бараков в новые каменные «казармы» (некоторые сохранились до настоящего времени), уровень и качество жизни ткачей постоянно улучшались. В фабричных поселках их стараниями появлялись больницы, аптеки, богадельня для увечных пенсионеров. А в начале XX века в Струнино был построен даже театр (!) и ставились самодеятельные спектакли. Щедро благотворительствовали промышленники на строительство храмов, уездные и губернские нужды. Не скупились оказывать покровительство и помощь изящным искусствам: Асаф Баранов помог И.В.Цветаеву, выделив 3 миллиона рублей на постройку теперь всемирно известного Музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина. Были братья активными членами и софинансистами различных обществ, которые «продвигали» в отечественную ткацкую промышленность передовые технологии.

Эпохальные политические события конца XIX — начала XX веков кардинально изменили Россию и всю ее жизнь. Знаменитые барановские мануфактуры трансформировались в крупнейшие в России текстильные производства и работали, сохраняя высокую качественную планку до конца двадцатого века. (Именно тогда, предвидя сложные годы и понимая ценность сохранения исторической памяти о династии промышленников-патриотов, заложенных ими традициях производства тканей, продолженных в советское время, директору А.С.Петрухно с сотрудниками музея ценой огромных усилий удалось собрать, сохранить и скомплектовать коллекцию «барановских ситцев», дав ей жизнь в ином экспозиционном формате). И сейчас, уже в наш век нанотехнологий, отрадно видеть, как возрождаются из «перестроечного забвения» и радуют красками современные реконструкции — «ализариновые» платки и ткани, напоминая о славе барановских ситцев, знаменитой династии промышленников и щедрых благотворителей.

В фондовом собрании музея-заповедника «Александровская слобода» удивительная и теперь уже раритетная коллекция «барановских ситцев» занимает особое место и дает полную картину особенностей расцветки и производства знаменитых тканей. Всем без ис-
ключения образцам присущи яркость со значительным использованием в основе красного цвета, ситцы поэтому называли «красноземельными». Параллельно существовал и другой термин — «ализариновые», по названию основы красного красителя. Кроме «фирменного» цвета ткани легко узнать по характерным орнаментам и рисункам. Исторически так сложилось, что в них много «турецких» и «кашмирских» мотивов: здесь и восточные огурцы (тогда неизвестные в России перцы), и бобы, и павлиньи перья, и «ковровый» узор. Со временем эти мотивы трансформировались в так называемые русские «процветшие огурцы», кончики которых стали украшаться цветами. Тематика Востока преобладает и в «барановских» платках первой половины XIX века. Позже входит в моду тема цветов и родной природы в вышивке, кружеве, декоре фарфора, на подносах, в росписи интерьеров. Художники барановских мануфактур тоже стали вводить эти модные тенденции, отражая их в набросках и кроки. Тем не менее, новые веяния не повлияли на особый стиль и насыщенно-сдержанную многокрасочность барановских тканей. В фондах «Александровской слободы» хранится гордость всей коллекции — образец ткани с названием «смородиновый лист», именно она получила «Гран При» за «особую прелесть, изящество рисунка» в Париже.

Значительная часть коллекции — предметы, сравнительно недавно поступившие в музей, — ткани, а также образцы народного костюма. Различные сарафаны, рубахи, фартуки, головные платки, юбки, платья и даже «холодайки» сшиты полностью или фрагментарно из барановских ситцев. Географию их использования легко проследить по характерным деталям костюма той или иной губернии: Рязанской, Вологодской, Курской, Пермской.

Весьма значимым и многочисленным комплексом барановской тематики представлены в музейной коллекции кроки. (Кроки — фр. croquis: croquer — чертить, быстро рисовать; наскоро сделанный набросок, передающий наиболее характерные черты живописного, скульптурного или архитектурного произведения. — прим. авт.) В основном, это предметы, датированные серединой XIX — нач. XX вв. Заметим, что если первоначально их закупали за границей (в коллекции есть экземпляры с надписями, тиснением или штампами на французском языке), то с течением времени эту тонкую творческую работу стали выполнять местные самоучки, иконописцы, а затем и специально обученные художники. Уровень их мастерства подтверждают наиболее характерные кроки.

Помимо уникальных тканей и кроки в музее хранятся не менее интересные и «производственные» предметы. Это набоечные молотки, манеры — набоечные доски. (Все предметы датированы XIX веком.) Если говорить коротко, то процесс состоял в следующем: в начале производства рисунок наносился вручную — накладом на ткань резных досок — цветков и манер. При печатании били по форме тяжелым молотком, чтобы краска лучше пропитывала ткань, отсюда и термин «набойка» или «набивка». Цветками на ткань наносили краски, как правило, каждый цвет требовал отдельной доски. Контур узора набивали манерами. С развитием машинного производства сложность расцветки начинает постепенно упрощаться, но цветовая гамма и стилевое направление рисунка остались традиционными, сохраняя неповторимый художественный стиль знаменитых тканей, часть из которых хранится в музейных фондах. Теперь они представляют уже раритетную коллекцию барановских ситцев, которые некогда, став визитной карточкой России и брендом нашей малой родины, покорили изысканный Париж.

Светлана Смирнова,Светлана Вершинина.
Фото предоставлено музеем-заповедником «Александровская слобода».



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top