Вы здесь
Главная > История и культура > История > Певец русской природы на Александровской земле

Певец русской природы на Александровской земле

Писатель и краевед Михаил Михайлович Пришвин известен своей серией охотничьих и детских рассказов, вошедших впоследствии в прославившую его, как повествователя о жизни природы и певца Средней России, книгу «Календарь природы». Подолгу живший в Загорске (ныне — Сергиев Посад) и Переславле-Залесском, исходивший с охотничьим ружьем окрестности этих городов, в своих произведениях он описывал впечатления от встречи с природой этих мест. За эту внимательность и красоту языка его друг и писатель Константин Паустовский назвал Пришвина «певцом русской природы». Александровская земля, находящаяся между двух городов-соседей, и соединяющее их Ярославское шоссе не могли быть оставленными без внимания писателя.

Писатель имел большую страсть к путешествиям. Для чего даже в 1930-е годы, после обучения автоделу на Горьковском автозаводе, приобрел для поездок по стране автофургон, получивший ласковое имя «Машенька». Первое путешествие писателя было описано им в произведении «Неодетая весна». Неспешно отправившись из Загорска, и свернувши в темноте с проселка в сторонку, вскипятили на керосинке чай. Утром оказалось, что остановка была в начале того участка Ярославского шоссе, откуда из плавной и равнинной дороги она превращается в холмистую местность Клинско-Дмитровской гряды. Ныне в этом месте располагается деревня Верхние Дворики.

Описание об этом месте у Михаила Пришвина получилось очень лиричным: «Утром мы сразу же узнали место своей ночевки: сколько раз тут мы гоняли лисиц и зайцев. С этого места Ярославское шоссе, белое в темных хвойных лесах, то глубоко падает, то поднимается, и машину то пускаешь надолго катиться с выключенным мотором, то, напротив, тяжело поднимаешься к далекому, видному уже где-то на небе просвету между лесами. И так далеко, и так все время с горы на гору, и так все время лесами… Видел я горя на своем веку, и много чудесного и возвышенного я видел в тех настоящих горах. Но всегда вид этих гор напоминал мне о страданиях земли, воздвигнувшей непонятный хаос вершин… Тут же по Ярославскому шоссе к Переславлю, конечно, земля когда-то, как везде, тоже страдала, переживая свои страшные эпохи. Вот тут я чувствую, что страдания перешли какую-то свою границу, и сквозь слезы, наконец-то, наша многострадальная земля улыбнулась. По этим улыбкам-холмам едешь и любуешься лесами, как они то сходятся, то расходятся, и все разные: тут, вблизи, темные, голубые вдали и там где-то, далеко на горизонте, все еще видны в таком цвете, какой еще никогда не бывал; и не бывало и не создано слов для названия, цвет какой-то смешанный из синего василька, желтой соломинки и пера сизого лесного голубя».

Эти места Михаилу Пришвину как охотнику действительно были хорошо знакомы. В его дневниках имеются записи, что здесь он охотился на зайцев. Краевед Юрий Палагин описал посещение Михаилом Пришвиным пионерского лагеря, устроенного в барской усадьбе местечка Ивашково Александровского района. Ивашково относилось к селу Муханово, названному так по фамилии владельцев — небогатых дворян (в 1943 году Муханово отошло в Сергиево-Посадский район Московской области). В лагерь приглашали известных артистов, спортсменов и писателей. Юрий Палагин считает, что Михаил Пришвин попался на глаза лагерному начальству во время охоты на берегу реки Кубрь у Тириброва в июне 1939 года. Писатель приехал смотреть «некрещенное поколение» 21 июля. В дневниках оставил такую запись: 21-го в 6 в. поездка в Пионерский лагерь. Буду говорить о Великом Обмене в природе. И что город выражает собой нарушение обмена: не обмен, а обман… Такое же нарушение обмена есть Дача (загорают — отдых). Отдых — это работа, как Хочется«.

Побывал писатель и в самом Александрове. Правда, проездом. По возвращении в 1934 году из сибирского путешествия архангельским поездом писатель вынужденно остановился в Александрове. В дневниковой записи, датированной 26 июня: «В три ночи сошли в Александрове (наш поезд в Загорске не останавливается) и ждали местного поезда. В Архангельске зацветает черемуха, у нас под Москвой доцветает сирень и начинается сенокос. По всему видно, по широким листьям, по густоте и силе зелени, по высоте цветущих трав, что жили они тут без нас очень хорошо».

Сирень, как и палисадники возле домов, когда-то были своеобразной визитной карточкой Александрова. Не зря, позднее, замечательный александровский поэт Владимир Коваленко именно сирень ввел в одно из своих самых знаковых стихотворений с одноименным городу названием:

На край родной не наглядеться,
Когда в такой погожий день
От всей души его и сердца
Кипит и пенится сирень.
А возле сада-палисада
От незапамятных годов
Стоит мой город Александров —
Один из многих городов…

Жаль, что палисадников в городе все меньше, а уютные домики с кипящей сиренью пропадают под натиском точечной застройки. Есть большие сомнения, что если бы Михаил Пришвин побывал в Александрове в наши дни, то нашел бы что-то подходящее для своих произведений о природе.

Эдуард Егоров,
фото с сайта www.gorkyclassic.ru.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top