Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Жене моей Олене…

Жене моей Олене…

В своих «бумажных раскопках» историки чаще всего опираются на официальные летописи. Но много содержательного может дать даже обычная частная переписка. И уж тем более, если переписку вели члены правящей семьи. Доктор философии из Германии (Потсдамский университет) Корнелия Зольдат, выступившая на научной конференции в музее-заповеднике «Александровская слобода», совершила потрясающее открытие: оказывается зачинателями приватной переписки в России являются родители Ивана Грозного — великий московский князь Василий III и его супруга Елена Глинская. Можно ли назвать эту переписку любовной, и о чем волновался князь в своих письмах? Читайте об этом в адаптированном для газеты варианте научного сообщения Корнелии Зольдат.

Из этой переписки сохранилось пять писем великого князя Василия Ивановича к его супруге Елене Глинской (1526-1533 г.), которые ныне хранятся в Российском государственном архиве древних актов. Содержание писем касается исключительно здоровья великокняжеской семьи. Переписка родителей первого русского царя Ивана Васильевича открывает, по сути, в русской литературе жанр частных писем. Записанные дьяками, эти письма представляют промежуточный феномен между устной и письменной речью. Брак с Еленой Глинской, преследовавший вполне определенную цель, — рождение престолонаследника — факт, хорошо известный. Забота о состоянии здоровья долгожданных наследников и их матери — великой княгини, в контексте истории представляется не столько личной, сколько государственной заботой. Дошедшие до нас письма можно расценивать исключительно исходя из государственных интересов правящего князя, а выживание наследника — как факт удерживающей силы.

Анализ переписки показывает, что письма великого князя Василия Ивановича не являются личными в современном смысле этого слова (любовными письмами), хотя они действительно открывают жанр частной переписки в русской литературе. Содержание указанных писем более всего сосредоточено на вопросах, касающихся здоровья великокняжеской семьи, и, прежде всего, детей. И этим они уникальны.Следующие подобного рода письма относятся уже ко времени 1619 г. (не ранее), они принадлежат первым Романовым. До наших дней дошла переписка царя Михаила Фёдоровича Романова, его письма отцу — патриарху Филарету. Возможно, с начала XVII в. письмами обменивались чаще, поэтому переписка сохранилась.

Все письма написаны не великим князем, а официальными дьяками московского двора. Первое послание записано дьяком Труфенецом, остальные — дьяком великого князя Григорием Никитичем Меньшиком Путятиным. Все письма имеют одинаковый зачин: «Отъ Великого князя Васильа Ивановича Всеа Русии». Заголовок письма «Жене моей Олене», с отсутствием титула великой княгини, дает читателю понять, что перед ним — частная переписка супругов. Это придает письму личный характер уже в самом его начале, сохраняя те же интонации в дальнейшем: «Что меня не держышь безъ вести о своемъ здоровье, ино то делаешь гораздо»? Вторая часть письма касается здоровья детей: «да и о Иване сыне ко мне отпиши, какъ его Богъ милуетъ». Во всех этих фразах заключен скрытый смысл, указывающий на цель: ты не должна держать меня в неведении.

Наполняя свое письмо личными нотами, вел. кн. Василий обращается к жене, сообщая также и о своем здоровье, сообщая, в частности, о том, что у него болят зубы.

Несколько писем посвящены ответам на последние послания вел. кн. Елены. Как это было, вероятно, заведено при устном общении, сначала писавший повторяет то, что написал корреспондент, а вслед за тем сообщаются новости. Из этой части, которая в каждом письме повторяется, мы узнаем, например, о здоровье детей и, в частности, о болезни сына Ивана: «Да писала еси ко мне напередъ сего, — читаем в данном письме, — что противъ пятницы Иванъ сынъ покрячелъ; а ныне писала еси ко мне, что у сына у Ивана явилось на шее подъ затылкомъ место высоко да крепко: а напередъ сего о том еси ко мне не писала…»? Он очень сердится и поэтому повторяет некоторые фразы несколько раз: «Сейчас ты пишешь, а прежде не написала». Мы найдем подобные же вопросы и в других письмах князя Василия Елене, например, в четвертом письме, где он спрашивает о здоровье сына Юрия.

Вел. кн. Василий Иванович, как любящий отец, интересуется, каков у сына аппетит, а в письме о болезни Ивана он обращается к жене с советом. Здесь вел. кн. Василий обращается к проверенному способу всех родителей в случаях, когда дело касается здоровья их маленьких детей, — просит расспросить у знакомых, не было ли у кого чего подобного? Он советует спросить о болезни Ивана у боярынь, которые могли иметь больше опыта в воспитании детей, чем его молодая супруга.

Пять писем вел. кн. Василия Ивановича весьма необычны для своего времени — они раскрывают перед читателем глубоко личную страницу биографии русского правителя в аспекте заботы о семье, отца семейства — о супруге и детях-наследниках. Письма великого князя относятся ко времени, когда он, по меркам своей эпохи, приближался уже к концу своей жизни. Ему было около 50 лет.

Такая письменная коммуникация, разумеется, очень сложна, хотя иногда она и выглядит даже незамысловато или неловко. Именно из этой неловкости можно заключить, что эти супруги начала XVI века испробовали все меры, чтобы их дети были здоровы и ни в чем не нуждались.

Исследователи раннего нового времени, изучающие частные письма знати XVII века в различных регионах Европы, заключают из этих писем, что обычно оба родителя заботились о детях, и что дети этих семей вырастали в теплой атмосфере.

Можно также сделать вывод, что Иван и Юрий имели очень заботливых родственников, из которых оба: и отец, и мать, весьма пеклись о них. А из этого следует, наконец, что с эмоциональной точки зрения Иван и Юрий до смерти своего отца имели счастливое детство. Конечно, они были подвержены болезням и напастям, как все дети этого времени, но их родители заботились об их здоровье и таким образом окружили их теплом и любовью.

В свете означенного контекста, забота о состоянии здоровья долгожданных наследников и их матери — великой княгини, представляется уже фактом не столько личной, сколько государственной заботы. В контексте истории, дошедшие до нас письма можно расценивать исключительно исходя из государственных интересов правящего князя. Но они показывают и родительскую заботу, лежащую в основе государственных целей.

Корнелия Зольдат.
На фото: реконструкция облика Елены Глинской, сделанная скульптором-антропологом М.Герасмовым и парсуна Василия III с экспозиции «Государев двор в Александровской слободе».

Оцените материал

Один комментарий на “Жене моей Олене…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top