Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Реабилитация музеем

Реабилитация музеем

Проблема социальной работы с семьей, имеющей ребенка с ограниченными возможностями здоровья, на сегодняшний день является одной из самых сложных. Эффективность реабилитации детей-инвалидов по-прежнему в большей степени зависит от самих родителей. В Александрове на помощь семьям, имеющим таких особенных детей, пришел музей-заповедник «Александровская слобода». Одним из частых гостей музейных программ стала семья Гордейчик из поселка Арсаки.

У Ольги и Андрея Гордейчик трое сыновей. Старшим погодкам Андрею и Максиму — 21 и 22 года. Младшему Анатолию — 13 лет. Анатолий родился преждевременно, возможно с этим и связаны его задержка физического развития и отклонение зрения от нормы. У него видит только один глаз, и очки приходится носить с диоптриями +8. С посещением школы для слепых не сложилось. Была попытка устроить сына в какую-нибудь специализированную школу в Москве, но для этого нужна столичная прописка. Поэтому Анатолий находится на надомном обучении, но для социализации ходит в поселковую школу. И хотя учителя занимаются с ним уже тогда, когда в школе нет учеников, зато у него есть понимание того, что такое класс, что такое парта, что такое школьная доска.

А несколько лет назад знакомая Ольги из «Александровской слободы», с которой они раньше вместе работали в детском саду арсаковского военного городка, подсказала, что в музее-заповеднике открылся Музейный творческий центр «Царская мастерская», в котором проводятся различные мастер-классы по изготовлению глиняных предметов и обрядовых тряпичных кукол.

Ольга решила попробовать: «Мне рассказали о музейном центре и мне сразу так загорелось. Я пришла в музей, и сотрудники мне пошли навстречу. Когда много людей рядом находится, Толику, конечно, тяжеловато. А в музее нам сделали индивидуальный мастер-класс только для нашей семьи: я, муж, Толик и его братья. Нас так хорошо встретили: одели в костюм, повязали ленточку на голову, как настоящим мастерам, называли „гостями дорогими“. Толику так понравилось! Мы тут уже много-много раз были. Теперь у нас весь подоконник дома в уточках, изразцах, яичках».

Семья Ольги и Андрея Гордейчик такими походами в музей откровенно портит статистические данные, касающиеся семей, воспитывающих детей-инвалидов. Статистика относит такие семьи к наиболее уязвимым категориям и утверждает, что, как правило, отец, узнав о появлении отклонений в развитии при рождении своего ребенка, бросает его. Андрей Гордейчик же, не только остался, но и находит свободное время (он работает на железной дороге) для таких семейных походов в музей. Статистика гласит, что, как правило, матери из-за того, что приходится уделять больше внимания ребенку-инвалиду, теряют работу. Ольга Гордейчик же три года работает в Сергиево-Посадском детском доме слепоглухих Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации: «Это мне как-то ближе, у меня такой ребенок и там такие же. Интернат хороший, а дети очень сложные. Пока притремся друг к другу, могут и покусать». На вопрос, а как же тогда Толик один остается, когда родители уезжают на работу, Ольга отвечает: «Я ему оставлю на столе сок и хлеб. Он себе отломит, нальет. Чем заняться тоже найдет: планшетник „долбит“, в машинки поиграет, телевизор посмотрит. У него хрусталики удалены, поэтому ограничений по нагрузке глаз нет. Компьютер он не любит, а планшетник воспринимает хорошо — разбирается в нем лучше, чем я».

Ну, а главный статистический просчет — в представлении о том, что у большинства детей-инвалидов мало времени на культурный досуг, и что из-за негативного (или, по крайней мере, настороженного) отношения окружающих у них сужается коммуникативная среда. Со своим сыном Ольга регулярно ездит в Москву: «Мы любим театр Образцова, Московский театр кукол на Бауманке, театр Натальи Сац. Недавно на „Лебедином озере“ 2,5 часа провели, Толику понравилось. В Александровском районе такого разнообразия, конечно, нет. Мы пробовали разное, перебрали всё. А вот в музее-заповеднике „прижились“. Мы сюда уже на протяжении четырех лет ходим, примерно два раза в месяц. Толик счастлив и социализироваться лучше стал».

Настроить мальчика на доверительность удалось не сразу. Люди незнакомые, да еще работать надо с материалом, который напоминает ему мягкие игрушки, тактильно им нелюбимые. Ольга Гордейчик: «Проводят мастер-классы разные девушки. Но все такие терпеливые. У Толика ручки слабые, они с ним работают рука в руке. Дают потрогать и пощупать предметы, что не в каждом музее бывает. Я иногда даже вместе с ним трогаю. Повязочку наденут, дадут гончарный круг покрутить. Глина ему была неприятна, но сейчас уже ничего — они с ней подружились. Девушки молодцы, работают как психологи — дают открыть кран, руки помыть, полотенчиком вытереть, покрутить какой-нибудь замочек. Объясняют все доступно и повторяют по нескольку раз. Мы и горшочки делали, и куклы-пеленашки, и ангелочков. Были на программе „Впервые в Слободе“, где Толику шапку боярскую надевали, и перо царское в руки давали. Были в квасной, слушали о традициях приготовления напитков на Руси. Изучали русский народный костюм. Несколько раз чаепитие заказывали. Толик чаю попьет, пряник съест — и такой счастливый! Программы, даже если и повторяются, но нам — не надоедают!»

Верится, что такая верность музею-заповеднику у этой семьи не из-за отсутствия других доступных и достойных возможностей в Александровском районе. А потому, что интерактивные программы «Александровской слободы» являются интересными и, действительно, полезными для социально-психологической реабилитации и поддержки людей с ограниченными возможностями.

Эдуард Егоров,
фото из домашнего архива семьи Гордейчик.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top