Вы здесь
Главная > Город > Городские дела > Общежитие для «фабричной молодежи»

Общежитие для «фабричной молодежи»

Аварийные дома, о которых мы все чаще пишем в нашей постоянной рубрике «Квартирный вопрос», словно соревнуются друг с другом — который хуже? А журналисты скоро станут крупными специалистами в жилищной сфере. Потому что жители, добивающиеся права на достойную жизнь, обращаются в том числе и в газету. На этот раз речь пойдет о доме № 9 по улице Фабрика Калинина.

Этот дом «на Калинке» двухэтажный, построен в 1866 (!) году купцом Барановым как общежитие для фабричной молодежи. В нем 16 комнат. По документам, в доме проводился капитальный ремонт, в частности, подведены горячая и холодная вода, канализация. А вот деревянные ступени на второй этаж встречают нас зияющими дырами. Визитная карточка дома — запах: стойкий запах вокзальных сортиров, знакомый с тех времен, когда Россия еще не обзавелась платными туалетами. Путешествие по дому нужно начинать с санузла. И я настоятельно рекомендую посетить его всем, кому положено решать судьбу дома. А потом уже прятать голову в официальные бумаги.

В умывальник и туалет ведет узкий дверной проем слева (см.фото). Рассказывают жители: «Туалет внизу у нас, не закрывается, зайти может кто угодно и бросить мусор, даже бутылку. Там постоянно засор, запах, комары, вода стоит…Если засорилось, устранять мы должны своими силами. Ходим со второго этажа по лестнице, где ступеней не хватает. Ходят и пожилые люди, и дети, и полуслепая старушка с палочкой».

Зайдем и мы, читатель. Длинный коридор-лабиринт «украшен» кучками, органическое происхождение которых объяснять не нужно. Наконец, комната с перегородкой. Взору открывается единственная раковина, рядом — деревянный настил. «Мы надеваем на гусак шланг, и можно помыться под душем», — объясняют женщины. За перегородкой — три отхожих места (не могу вспомнить, как называется это чудо сантехнической мысли — цементная чаша с подставкой для ног и сливным отверстием). Пользоваться можно только одним, в самом углу (но там тоже не смывается), два других безнадежно забиты. В довершение картины мне показали гибкий шланг, тянущийся вдоль задней стенки туалета, и пояснили: «По этому шлангу в дом поступает холодная вода. Питьевая».

По лестнице, описанной выше, поднимаемся на второй этаж. На кухне стоят четыре четырехконфорочных газовых плиты, в рабочем состоянии шесть конфорок. Состояние плит никем не контролируется. «Живем как на пороховой бочке, — говорят жильцы, — но если отключат газ, жизнь станет еще невыносимее». Зимой здесь очень холодно, летом очень жарко, потому что окна не открываются. Пол у раковины провалился, хотя в кухне делали что-то, громко именуемое капремонтом. Крыша течет, в дожди по одному углу буквально льет. Во многих комнатах тоже течет. По потолку разбегаются трещины. Потолки, кстати, очень высокие. 143 года назад дом был построен качественно, со вкусом. Жильцы опасаются, что его признают памятником архитектуры и запретят что-либо с ним делать.

Одна из комнат пустует. Здесь жила женщина с ребенком. Ушла на съемную квартиру, опасаясь за свою жизнь и жизнь ребенка, потому что треснула несущая балка.

Жители не сидели сложа руки, требовали ремонта. Рассказывает судебный пристав М. В. Фалина: «Жители обратились в Александровский городской суд с иском к администрации района, совету народных депутатов и МП «Жилищный трест», что дом находится в аварийном состоянии. Летом 2007 года МП «Жилищный трест» был направлен исполнительный документ на проведение капитального ремонта на сумму более 13 млн.руб. В соответствии с Жилищным Кодексом, ремонт проводится за счет средств собственника. Жилищный трест не был собственником этого жилья. Деньги должна была перечислить районная администрация.

Вскоре после предъявления этого документа, осенью 2007 года, в отношении МП «Жилищный трест» была введена процедура наблюдения. Операции по всем расчетным счетам были приостановлены. И капремонт они провести не смогли.

Летом 2008 года наблюдение закончилось, и «Жилтрест» был объявлен банкротом. Все исполнительные производства были переданы конкурсному управляющему Владимиру Васильевичу Кригину. Они находятся у него под контролем, но до настоящего времени ничего сделано не было«.

А вот что рассказывают жители:
— Когда общежитие принадлежало фабрике, штатные работники фабрики: электрики, сварщики, сантехники — что-то делали. Обслуживали, как могли, наш дом. С августа 2008 года нам никаких квитков на техобслуживание не приносят. Оплачиваем только энергоносители. Мы неоднократно писали о том, что необходим ремонт. Первый суд состоялся в 2003 году. Ответчики: администрация района и МП «Жилтрест». Решение суда: сделать капитальный ремонт. Ничего сделано не было. В 2006 году — снова суд. И ответчиком стал только «Жилтрест», а администрацию признали его соучредителем. Дело передали судебным приставам. Они его затянули надолго. В 2006 году мы отдали иски, в декабре 2006 года должны были сделать ремонт. Но администрация его не профинансировала.

Глава района Владимир Прокопьевич Коркин пообещал нам, что свяжется со строительной организацией «Стройресурс», нас даже водили смотреть квартиры на Южном, 5. Потому что ремонтировать дом нецелесообразно, проще снести и выстроить новый, а нам предоставить жилье в уже построенном доме. Но, как видите, мы по-прежнему живем в общежитии.

«Жилтрест» тем временем обанкротился, приставы передали документы конкурсному управляющему Кригину. Мы обращались к нему много раз. Он прислал один-единственный ответ: обращайтесь в суд как кредиторы. Суд мы выиграли. На судебную экспертизу собрали и заплатили 45 тыс.руб., эту сумму Кригин соглашается вернуть, а ремонт делать — нет. На тот момент это были большие деньги для нас. А сейчас они обесценились. И 13 миллионов по тем временам были деньги. А сейчас ремонт на них не сделаешь.

Мы обратились к Жириновскому, по его просьбе отослали судебное дело, он ознакомился и сделал запрос в Верховный суд. Верховный суд выслал запрос во Владимирский суд, чтобы они разобрались. Пришел ответ, что они не могут признать администрацию ответчиком. Хотя этот дом — муниципальная собственность.

Мы обратились в жилищный департамент Владимирской области, к нам приехала комиссия, все осмотрела, признала дом нежилым. Это было 26 июня этого года. Администрации района дали срок — месяц, чтобы они решили вопрос с нашим домом.
Нас одна управляющая компания хотела взять, но, видимо, они не знали, в каком состоянии дом. А когда узнали, отказались. «Стройресурс» от нас не отказался, но почему-то районная администрация «тормозит».

Накануне выборов был какой-то праздник на стадионе, и там во всеуслышание сказали: жильцов девятого общежития выселяют, дом будут ремонтировать. Выборы прошли, и про это забыли.

Однажды мы были на приеме у Комолова, директора «Стройресурса». В это время пришел глава города Симин. Я, говорит, вам помогу. Может, он и сделал бы что-нибудь, но мы, как выяснилось, к городу не относимся. Город с районом никак не могут решить, чьи мы.

Жители попросили меня задать главам города и района вопрос: почему раньше именем царя все исполнялось в кратчайшие сроки, а теперь именем Российской Федерации — не исполняется? Почему можно проигнорировать решение суда? Почему можно пообещать и «кинуть»?

26 июля истекает срок, данный администрации района для решения судьбы дома. Подождем?

Галина Ахсахалян,
фото Эдуарда Егорова.

Оцените материал

Комментарии на “Общежитие для «фабричной молодежи»

  1. Хорошая статья — и бытовые ужасы убедительно описывает, и, извините, говнотерки чиновников показывает во всей красе; характерно, что жильцы опасаются придания статуса памятника архитектуры своему дому; интересна требуемая сумма на ремонт 16-комнатного дома. И похоже, что хорошего решения здесь вообще нет.
    В самом деле, если бы у Вас было бы 15-20 миллионов, куда бы вы их потратили? На дороги, по которым ездят сотни машин, тротуары с тысячами пешеходов, на сквер, на парк, на скорую помощь, на детскую больницу, просто на правильное воспитание и развитие детей, на приведение в порядок домов на центральных улицах и т.д… или на какую-то там развалюху с тремя десятками жителей, которая непонятно где находится?
    И всё же надежда умирает последней. Сейчас хорошего выхода нет, ну может через 10 лет будет. Так что я бы сейчас решал самые острые проблемы и консервировал состояние дома до лучших времён. Авось на санузел и лестницу не надо столько миллионов.

      Add rating1 Subtract rating0

  2. А если эти три десятка жителей незнают как жить дальше в этой развалюхе? Правильно ты написал, что деньги разумно потратить на приведение в порядок домов на центральных улицах, на правильное воспитание и развитие детей. В этом доме дети проживают тоже. Чем они отличаются от остальных, и как в таких условиях им развиваться? А те деньги на ремонт жильцы чесно отсудили, но ремонта так и не было(
    Выход есть всегда…На мой взгляд лучше правда снести этот дом и построить новый, а жителям предоставить жильё в уже построенном доме, как им и обещали!

      Add rating1 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top