Вы здесь
Главная > Район > Города района > «Махра стала мне родной…»

«Махра стала мне родной…»

С Надеждой Владимировной Нарышкиной, старостой Махры, мы встретились в Степкове и разговаривали, колеся по нашим дорогам. Где дороги были ровные да гладкие, и разговор тек ровно и гладко, а где начинались колдобины, так и хотелось поговорить о проблемах. У любого сельского старосты их много, но у Надежды Владимировны, похоже, неразрешимых проблем вообще нет.

Старостой ее избрали на сходе в 2000 году. Махра — большое село, более двухсот жителей. Лет двадцать назад было три улицы, сейчас восемь: Школьная, Заречная, Монастырская, Совхозная и переулок Совхозный. Три улицы пока без названия.

А еще в ведении старосты окрестные деревни Неглово, Данилково, Афанасово, Юрцово. Хорошо, что есть помощники в деревнях: в Неглово Надежда Можаева, в Юрцове Валерий Берёзин, в Афанасово Любовь Рябова. Заниматься приходится всем. Свет выключают — все звонят старосте. Ночью, утром, в отпуске — в любое время. Со светом есть и другая проблема: низкое напряжение в сетях. И 180 Вольт бывает, и 150. Люди воду не могут набрать — не тянут моторы. Пока эта проблема не решается. Письмо в Мосэнерго написали, подписи собрали, но ответа нет.

Весной и летом надо скашивать траву: она не должна быть выше 20 см. Кто-то косит сам, кого-то приходится уговаривать, кому-то и предписание выдать. Еще одна проблема — собаки. Бродячих собак в деревнях нет, но своих собак жители не привязывают.

Чтобы привезти баллонный газ, надо собрать заявки, обзвонить всех, чтобы ждали, были дома в нужное время. Зимой снег засыпает дороги. Но вот уже четвертый год с расчисткой дорог проблем нет. Татьяна Ивановна Амбарова — глава Каринского сельского поселения — очень хорошо организовала эту работу. «С ней работать легко: только подумаешь — она уже делает, — рассказывает Надежда Нарышкина. — Мне тут жители Данилково жаловались: какая плохая дорога, надо бы отремонтировать. Звоню Татьяне Ивановне, а она мне: «Знаю, уже документацию готовим, в этом году сделаем». И уже делают эту дорогу. У нас в Махре никогда нормальных дорог не было, а нынче Школьную улицу асфальтируют, только что заасфальтировали Монастырскую. Ремонт в клубе хороший затеяли, и он еще не закончен, будем туда воду проводить. В библиотеке новые книги, мебель. Из района поселениям никаких денег не доходило, а сейчас, когда полномочия отдали поселениям, везде ремонтируют клубы, дороги, появилась надежда у людей. Многие не могут возить детей в Александров, клуб очень нужен. Для детей кружки: художественного слова, театральный, «Умелые руки», и взрослым есть где собраться. У нас клуб и библиотека в одном здании, мы вместе проводим праздники. Я работаю заведующей библиотекой, художественным руководителем в клубе, а еще я депутат.

— Наверно, и по личным вопросам обращаются?
— Да, когда я еще начинала старостой работать, был случай. Зима, мороз, три часа ночи — стук в дверь. Открываю. Прибежала женщина: «Муж буянит, не знаю, что делать!» Надела валенки, пуховый платок, пошла с ней. Пришли, а он спит. Посидела, чайку попила и пошла домой. Отказать, не пойти нельзя. Я каждого знаю по имени-отчеству. Пока идешь на работу, с одним-другим-третьим остановишься, поговоришь. Все люди разные, и к каждому нужен подход.

— Есть особо несговорчивые?
— Есть один товарищ. Прописан в Москве, но живет в Махре уже лет двадцать. У него огромная береза во дворе, очень старая, соседи боятся, что она упадет. Они его уговаривают спилить, а он отвечает: «Мне она не мешает». Два года я к нему хожу, и никак не договоримся. Но вообще за пятнадцать лет работы я со всеми сработалась, никого особо вредного не вспомню.
Дочь говорила не раз: «Мама, как тебя все достали! Тебе надо хоть в отпуск уехать». Но даже в отпуске мне все равно звонят: «А почему у нас света нет?» И я начинаю звонить, выяснять. В этом году в отпуск никуда не поеду, останусь здесь. В отпуске тоже работаю. 15 августа сельскохозяйственная ярмарка в Александрове, готовим часовую программу. 8 августа День физкультурника, попросили с детьми спортивный праздник провести. Проведу, конечно, хоть я и в отпуске.

— Когда же вы отдыхаете?
— Люблю очень в лес ходить, сейчас грибы-ягоды, а мне некогда. В отпуск пойду, в первый же день пойду в лес! В лесу я отдыхаю. Всю жизнь прожила в лесу, потому что папа у меня лесничий. Его сюда перевели лесничим в 1974 году, до этого мы жили в Гусь-Хрустальном. Лес у дома, красота! Я с работы прихожу, в дом не захожу, сразу иду в огород. Когда-то на заводе девять лет отработала, и так же было: с автобуса сразу туда. Посмотришь, что все в порядке, сразу успокаиваешься. В огороде у меня все растет: огурцы, помидоры, кабачки, лук, чеснок, картошка, капуста, клубника, смородина. Яблоня есть, люблю под ней посидеть вечером.
Дочка, пока в школе училась, говорила: «Быстрей бы из Махры уехать!» Вышла замуж в Александров и начала ныть: «Хочу в Махру!» На неделе по два раза приезжала. В результате квартиру в городе они с мужем продали и купили дом в деревне. У меня в Горьком тетка жила, и она все говорила: «Что ты там живешь, в деревне, давай я тебя к нам на завод устрою». Приехала к ней, устроилась на Горьковский автомобильный завод. Меня на год не хватило, не могла я там привыкнуть, уехала назад в Махру. Подруга в Москву звала, работать на фабрике — нет, не могу, не моё это. Папа все время говорил: «Где родился, там и пригодился». Я хоть и не родилась в Махре, но стала она мне родной. Селяне добрее, терпимее. Мы многое делаем сообща. День села вместе отмечаем, все праздники, в общем, дружим.

— А с другими старостами общаетесь?
— Конечно, с Валентиной Павловной Сучковой из Зеленцино, Татьяной Францевной Ванцишиной в Степкове, Таисией Альбековой в Романовском, Ольгой Ганашиной. На слет старост ездила не один раз. Проблемы везде одинаковые, надо их решать. У меня нет высшего образования, в школе училась отлично, но поступать в вуз не захотела, подумала: так долго учиться, времени жалко. Сейчас очень жалею. Знаний не хватает. Книги читаю, все сорок лет в библиотеку записана, не скажу, что все книги прочитала, но большую часть. Летом не до книг бывает, а зимой читаю много, бывает, и недо-
сплю. Еще я в хоре пою, правда, редко мы собираемся. Аккомпанирует нам Геннадий Иванович Шевелёв. Он живет в коттеджном поселке. Поселок на нашей территории, но они живут обособленно, сами по себе. Геннадий Иванович — большое исключение.

— Как вам на все времени хватает, энергии?
— Энергии пока хватает, а вот часов в сутках мне бы побольше.

— А с соседним Стефано-Махрищским монастырем у вас какие отношения?
— Хорошие.

— А воду они вам отрезали…
— Да, воду как отрезали, так и не сделали. Но мы нормально с ними сотрудничаем. К примеру, у них праздник, и надо организовать уборку мусора. На автобусной остановке всегда мусор, мы уберем. Многие наши жители работают в монастыре: трактористы, водители. Там есть ферма, пекарня.
Надежда Владимировна не лукавит, что у нее со всеми хорошие отношения. Человек она добрый, отзывчивый, а главное — на своем месте. Не зря односельчане избрали ее старостой.

Галина Ахсахалян,
фото автора.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top
Adblock detector