Вы здесь
Главная > История и культура > История > Александр Солженицын — заочный пациент александровского доктора

Александр Солженицын — заочный пациент александровского доктора

В начале августа страна прощалась с Александром Солженицыным, философом публицистом, общественным деятелем, нобелевским лауреатом. Сложилось так, что Александр Исаевич многими ниточками был связан с Владимирской землей, и его фотография законно разместилась на выставке «Александров — столица 101 километра» в городском музее Марины и Анастасии Цветаевых.

После реабилитации в 1956 году А.И.Солженицын приехал наниматься на работу во Владимир. Из двадцати двух мест предложенных ему отделом народного образования, он выбрал два. Первое — школа в деревеньке Орехово Ставровского района, которая потом в его рассказе получила название Высокое поле. Место понравилось, но из-за невозможности осуществить «хохломского» варианта («там где тихо и красиво, я не найду ни работы, ни еды») выбор пал на Курловский район. С 24 августа 1956 года он был назначен учителем математики в Мезиновской школе, и на два года поселился в избе Матрены Захаровой, обессмертив ее в произведении «Матренин двор».

В другом произведении, в повести «Раковый корпус», он обессмертил еще одного нашего земляка — Сергея Никитовича Масленикова. В этом произведении лишь у александровского доктора подлинная фамилия, хотя и с удвоенной буквой «н». Впрочем, в самом Александрове, доктор Маслеников, был кем-то вроде национального героя, а про будущего нобелевского лауреата тогда знали в лучшем случае единицы. Врач и педагог Татьяна Анатольевна Панкратьева так описывает свое благоговение александровцев перед Масленниковым: «Я помню, как однажды я шла из школы. Дедушка стоит, держит белый картуз, и никого кругом нет. Ветер, снег идет. Я подхожу к нему. „Дедушка, ты чего стоишь с непокрытой головой?“. А он мне и говорит: „Во-он, внучка, Сергей Никитич идет! Я уже его приветствую“. Вот так уважали врача Масленикова».

Сергей Никитич был человеком талантливым, по-настоящему горевшим своей работой. Он был врачом-исследователем, составил рецепты многих средств. А главное достижение его жизни — открытие, как говорится в «Описании изобретения», «симптоматического средства, облегчающего состояние раковых больных» на основе гриба чаги, или как еще его называют в Александровском районе — «жагра».

Сотни человек испытали на себе целительное воздействие чаги и были спасены от смертельной болезни. Очевидцы вспоминают, что в приёмные дни от железнодорожного вокзала до дома доктора (ныне этот дом поглотили многоэтажки улицы Революции) поток страждущих со всех концов страны напоминал демонстрацию. Для того, чтобы иметь возможность отвечать всем больным, которые не могли лично приехать в Александров, доктор заказал резиновый штамп с текстом рецепта приготовления настойки чаги. После многих лет исследований и наблюдений Сергей Никитич в 1950-м году подал в Минздрав заявку на своё изобретение. Авторское же свидетельство получил только через восемь лет.

Александр Исаевич Солженицын, у которого появилась злокачественная опухоль, еще будучи в ссылке в Узбекистане, обратился с письмом к александровскому доктору. На просьбу музейных сотрудников рассказать подробнее о его переписке, Александра Исаевича ответил следующее: «…он терпеливо и исчерпывающе дал мне все пояснения, а к тому же сообщил адреса трёх „заготовителей“, живущих в Александрове и рядом, — кто бы мог по моему заказу прислать в Казахстан чагу посылкой и даже несколько раз. И так я стал получать чагу и лечился ею больше года… С тех пор и сам я, даже из Вермонта, посылал на людские запросы — рецепт применения чаги — уже по своей памяти, и пользуясь теперь лёгкой техникой ксерокопии».

Как знать, не обратись тогда Александр Исаевич к александровскому врачу, может, и не было бы тогда ни Нобелевской премии, ни «Ракового корпуса», ни других произведений, которые Солженицын создавал все свои долгие 90 лет жизни. И уж, наверное, у себя на родине, ныне подзабытый доктор Масленников заслужил не только выставочного раздела в цветаевском музее, но и улицу своего имени. Не говоря уж о таком почете, который александровскому доктору оказали японцы. В 2001 году противораковым открытием заинтересовалась японская фармацевтическая компания, и ее представители приезжали в цветаевский музей. Ознакомились с огромным маслениковским архивом, который в нем хранится: медицинским инструментарием, книгами, тетрадями Сергея Никитича с записями результатов лечения, письмами от больных. А потом в Японии издали целый журнал, посвященный доктору Масленикову и чаге, а японская фирма сейчас выпускает линию лекарств на основе берёзового гриба.

Эдуард Егоров. Автор благодарит Романа Назарова, сотрудника музея Марины и Анастасии Цветаевой, за предоставленные материалы.
Фото автора.

Наша справка

Сергей Никитич Маслеников родился 21 июня 1884 года в г.Александрове. В 1908 году он окончил медицинский факультет Московского университета. В годы Первой мировой войны служил военным врачом. В 1925-26 годах работал врачом в Сырдарьинской области, в 1930-31 годах — на Сахалине, в 1931-32 гг. — в Благовещенске, в 1933-34 гг. — в Кара-Богазе, с 1934 года — в Александрове и поселке Струнино. Последнее место работы — врач-эпидемиолог александровской санитарно-эпидемиологической станции. Умер в 1967 году в возрасте 82-х лет, похоронен на «старом» александровском кладбище.

А.И.Солженицын, «Раковый корпус»

"Друзья! Это удивительная история. Мне рассказал её один больной, приходивший на проверку, когда я ещё ждал приёма сюда. И я тогда же, ничем не рискуя, написал открытку с обратным адресом диспансера. И вот сегодня уже пришёл ответ! Двенадцать дней прошло — и ответ. И доктор Масленников ещё извиняется передо мной за задержку, потому что, оказывается, отвечает в среднем на десять писем в день. А меньше, чем за полчаса, толкового письма ведь не напишешь. Так он пять часов в день одни письма пишет! И ничего за это не получает!…И штатов у него никаких, помощников, секретарей. Это всё — во внеслужебное время. И славы — тоже ему за это никакой! Ведь нам, больным, врач — как паромщик: нужен на час, а там не знай нас. И кого он вылечит — тот письмо выбросит. В конце письма он жалуется, что больные, особенно кому помогло, перестают ему писать. Не пишут о принятых дозах, о результатах. И ещё он же меня просит — просит, чтоб я ему ответил аккуратно! Когда мы должны ему в ноги поклониться!…
…Про доктора Масленникова тот прежний больной рассказал мне, что это старый земский врач Александровского уезда, под Москвой. Что он десятки лет — так раньше это было принято, лечил в одной и той же больнице. И вот заметил, что хотя в медицинской литературе всё больше пишут о раке, у него среди больных крестьян рака не бывает. Отчего б это?…
— Стал он исследовать…и обнаружил такую вещь: что, экономя деньги на чай, мужики во всей этой местности заваривали не чай, а чагу, иначе называется берёзовый гриб…. Так вот Сергею Никитичу Масленникову и пришло в голову: не этой ли самой чагой русские мужики уже несколько веков лечатся от рака, сами того не зная?
— Но догадаться было мало, вы понимаете? Надо было всё проверить. Надо было многие-многие годы ещё наблюдать за теми, кто этот самодельный чай пьёт и кто не пьёт. И ещё — поить тех, у кого появляются опухоли, а ведь это — взять на себя не лечить их другими средствами. И угадать, при какой температуре заваривать и в какой дозе, кипятить или не кипятить, и по скольку стаканов пить, и не будет ли вредных последствий, и какой опухоли помогает больше, а какой меньше".



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top