Вы здесь
Главная > История и культура > Культура > Поэмы в красках Сергея Небесихина

Поэмы в красках Сергея Небесихина

13 февраля в выставочном зале Александровского художественного музея открывается персональная выставка одного из лучших наших пейзажистов Сергея Небесихина. Его картины — это поэмы в красках. Накануне выставки мы встретились с Сергеем Викторовичем и поговорили о живописи, о художниках, о вдохновении.

— Художники, как правило, нервические люди, а про вас все говорят, что вы спокойный. Как в вас сочетаются лед и пламень?
— Это свойство характера, не более того. Кто-то холерик, кто-то сангвиник, кто-то флегматик. Я уравновешенный человек, но это не значит, что во мне не кипят страсти, нет внутренней борьбы.

— Понимание картины зависит от художника или от зрителя? Художник вложил максимум или зритель понял максимум?
— Я думаю, ценен путь навстречу друг другу. Первый посыл — впечатления художника, чем его та или иная ситуация взволновала, вдохновила. Он не думает сначала о зрителе. Вдохновение не предусматривает стоящего рядом. Но если зритель увидел то, что ему понравилось, получил максимум эстетического удовольствия, заряд бодрости, желания вновь прийти в выставочный зал — значит, подспудная задача художника выполнена.

— Ваше направление — это реалистическое искусство, пейзаж. А вы пробовали себя в других жанрах?
— Безусловно. Когда учился, был подвержен разным влияниям: абстракционизма, кубизма. Попробовал и там, и сям свои силы. Но пришел к выводу, что это не мое. Был еще момент этический: за беспредметным искусством можно спрятать отсутствие таланта. Взять монотипии: на стекло наливается краска, кладется бумажечка, бумажечка снимается, ах! Это сделал художник? Нет. Он только налил краску, все остальное за него сделал случай. А художник подписывает это своим именем, называет умно и считает, что это искусство. Я это искусством не считаю.

— Техника у вас филигранная, всё тонко, точно, замечательно.
— Ну, не до конца. Я знаю свои ошибки, пытаюсь исправить, улучшить то, что мне кажется не до конца правильным.

— У вас было несколько персональных выставок, то есть вы слышали отзывы не только восхищенных зрителей, но и людей компетентных…
— Да, похвала от коллег, от художников дорогого стоит. Если я слышу одобрительные слова в свой адрес, это меня ободряет. А если я получаю дружеский совет от человека, который разбирается в искусстве, видит, что и где можно усилить, я очень рад.

— Вы предлагаете свои работы для всероссийских, международных выставок?
— Одна из оценок — это прием работ на всероссийскую выставку. Как правило, в комиссии сидят заслуженные художники, авторитетные судьи. Если ты заслуживаешь того, что тебя приняли в члены Союза художников, значит, ты действительно профессиональный художник, обладающий не только талантом, но и опытом, и знанием, и творческой потенцией.

— В Александрове вы немножко отдельным человеком являетесь, не ходите на выставки клуба художников. У нас есть хорошие художники?
— Безусловно, есть, не хотел бы обижать тех, кого не назову, может, и не стоит никого называть. Хотя есть мэтры, состоявшиеся художники. Я люблю александровских клубных художников, и профессионалов, и непрофессионалов, и тех, кто просто пытается рисовать и находится в этой среде. Я ко всем очень уважительно отношусь. Но не могу им уделить больше внимания, больше общаться, — у меня просто нет времени. Загружен общественной работой — я же член правления Союза художников России, Сергиево-Посадского отделения.

— Эта работа налагает на вас какие-то обязанности?
— Да, и отнимает много времени. Например, ответственность за выставочную деятельность. Надо же работать еще, писать. Вообще, я не очень люблю тусовки. Выезды на пленэры — другое дело. С сергиевопосадцем, заслуженным художником России Валерием Секретом, мы часто выезжаем на этюды в Ивановскую область. У меня хорошие приятельские отношения с александровскими художниками Алексеем Паниным, Анатолием Демьяновым. Но нечасто удается посидеть вместе. Раньше казалось, впереди масса времени для разговоров по поводу искусства. Но когда человеку 50 лет, лучше что-то в искусстве делать. Радость общения возникает как раз при открытии выставки. Человек усердно работал год, наработал картин на целую выставку и пригласил друзей, которые могут оценить сделанное.

— Так давайте пригласим читателей нашей газеты на вашу персональную выставку! По какому принципу она организована?
— В ноябре у меня была развернутая выставка в «Александровской слободе», посвященная моему 50-летию. Эта выставка — не повтор той, добавилось с десяток серьезных работ, которыми я хотел поделиться.

— Хотелось бы сказать несколько слов про ваш художественный альбом. Что надо было сделать, чтобы вас так великолепно издали?
— Это счастливое стечение обстоятельств, деньги и профессионализм издателей! Альбом помогла сделать очень хороший человек Марина Александровна Матвеева: она развивалась в бизнесе, а я в творчестве. Правда, это было семь лет назад, он уже немного устарел.

— Устарел? Есть художники, которые говорят, что вы не меняетесь. Что там, дескать, можно развить в пейзаже?
— Что такое пейзаж? Это не просто картинка, красиво срисованная с натуры. Это, по большому счету, поэтический образ. Мои пейзажи — не копия природы, не фотография. Если человек придет на то же самое место, он вряд ли увидит то, что я писал. Поскольку я работаю в стиле лирического пейзажа, мне надо найти те краски, тот образ, который бы тронул наибольшее количество зрителей. Левитан это умел. На выставке у меня будет много работ из Плёса, куда меня пригласили на международный пленэр. Были семь человек из Голландии, пять из России, двое из Белоруссии и один из Крыма. Все проходило под эгидой Министерства культуры РФ. Я попал в число приглашенных.

— На ваших картинах нет людей. Это принципиальная позиция — люди как стаффаж? Вы их не любите?
— Нет, люблю. Если у меня городской пейзаж, там полно людей. Я, наверно, не умею стаффаж вписывать в пространство, отдаю предпочтение пейзажу. В нем чистота какая-то присутствует. Я пытался вписывать людей — мешает, и все.

— Что вы посоветуете молодым людям, которым сейчас кажется, что они любят рисовать?
— Работать, работать и работать. Обязательно проверить себя на любовь к искусству. Редко, но бывают в искусстве люди совершенно случайные. Если еще развит тщеславный момент, это вообще плохо. Надо убедиться в том, что ты призван. Если призвания нет, лучше искать другую сферу деятельности. Надо служить своему делу на тысячу процентов, любить свое дело, а все остальное приложится.

— Пиар для художника — это что?
— Это непременное условие. Как же кормиться, на что краски покупать, если работы не продаются? Сидишь такой гениальный в подвале, пишешь и материшь мир за то, что он к тебе такой жестокий. Надо вырываться из порочного круга, находить меценатов, заинтересовывать людей. И не ныть в подвале. Главный пиар для художника — это его выставки.

Галина Ахсахалян,
фото предоставлено Александровским художественным музеем.

Оцените материал

Комментарии на “Поэмы в красках Сергея Небесихина

  1. Прекрасное интервью. И художник интересный мастер и человек, и корреспондент тонкий и тактичный профессионал.

      Add rating2 Subtract rating0

  2. Наши поздравления Сергею и Марине с открытием очередной персональной выставки в Александрове!
    Обязательно будем на презентации! Хочется увидеть его новые работы и просто пообщаться с хорошим человеком!

      Add rating0 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top