Наши «Пустые Холмы»

Наши «Пустые Холмы»

17 Июн 2009 • Рубрика: Альтернативный уикендМетка: , ,
Просмотров: 9 405

В 2003 году 300 человек приехали в Калужскую область на берег озера и отлично провели там время. Так началась история фестиваля «Пустые Холмы», который проходит с тех пор ежегодно, а в этом году с 11 по 14 июня состоялся (или, как считают некоторые (но мы не в их числе), — совсем не состоялся) в Смоленской области, недалеко от деревни Тёмкино. Мы были на Холмах в 2005-ом, потом фестиваль самым печальным образом совпадал с нашей студенческой сессией, а в этом году наконец-то мы смогли отправиться на встречу со старыми друзьями.

Каждый год фестиваль «Пустые Холмы» проводится на новом месте. Оно и понятно: лесные поляны и приветливые луга нельзя ежегодно изводить вытаптыванием, а местных жителей — внезапным наплывом тысяч шумных и весёлых людей с маленькими детьми, машинами, палатками и барабанами. Место проведения каждый год держится в секрете, и узнать о нём можно только непосредственно перед началом фестиваля.

Мы заранее распечатали карту и решили, что поселимся в автолагере — там, где можно припарковать машину, а рядом поставить палатку и жить. Так что и экипировались соответственно — из расчёта, что «машина довезёт», забили багажник такими нужными вещами, как махровое полотенце для купания и тент от солнца. За день до выезда дозвонились до нашего друга, который выехал на фестиваль за неделю до открытия. «Тут грязно, — сказал он загадочно, — возьмите резиновые сапоги!». Мы их и взяли, специально купили — красивые, с бабочками.

Когда утром 12 июня мы по размокшей дороге наконец-то добрались до Холмов, у нас спросили, где мы хотим остановиться — на платной автостоянке или на бесплатной?
-Мы хотим в автолагере, — ответили мы.

-Что вы, автолагерь неделю назад затопило!

Оказалось, дальше ехать нельзя, потому что где-то там впереди застрял «Урал» («Ого! — подумали мы, — так это всё правда насчёт сапог!»). Припарковавшись у обочины, мы загрузили рюкзак самыми необходимыми вещами и бодро зашагали вперёд.
Отправляясь по туристической путевке в пятизвёздочный отель, можно быть уверенным (если турфирма надёжная), что будешь окружён всеми благами цивилизации — и не попадёшь случайно в машину времени. Организуя всё самостоятельно, нужно быть готовым к путешествиям не только в пространстве, но и во времени — и мы выехали из дома в 2009 году, а под Вязьмой попали прямиком в 1941-ый, как о нём рассказывают ветераны. Мой прадед пропал без вести в августе под Смоленском, так что я, собираясь в эти места, конечно же, не раз вспомнила о нём. Солдатские фигуры из гранита вдоль Минского шоссе тоже способствовали созданию соответствующего настроя. А уж когда асфальт закончился и началась непролазная грязь, в которой увязали люди, вещи и автомобили, сходство с неразберихой и сумятицей первых военных месяцев стало просто бросаться в глаза. Дорога вела нас мимо деревни, где на косогоре чернел сгоревший дом, и на пепелище торчали одинокие печные трубы. В небе над нами висел постоянный гул моторов — и после нескольких километров босиком по размокшей глине кто бы поручился, что это кружат над головой мирные мотодельтапланы, а не фашистские бомбардировщики? Под кустами и на обочинах дорог повсюду встречались грязные измученные «бойцы» — и многие из них были деморализованы и собирались отступать. О, с какой завистью смотрели они на бедные мои резиновые сапоги с бабочками! Бабочек, впрочем, под слоем грязи они навряд ли сумели бы различить. Мы же решили дойти до конца — и были вознаграждены сполна открывшейся перед нами картиной.

Огромное поле, на котором проходил фестиваль, располагалось между двумя реками — Ворей и Истрой — и было покрыто слоем мокрой грязи, хорошенько перемешанной ногами и колёсами. Получилась отличная шоколадная лужа. Поверхность этой лужи была щедро украшена разнообразными ботинками и тапочками, потерянными своими хозяевами. Кое-где среди этого коричневого болота торчали одинокие берёзы, бугорки, на которых теснились палатки, и сухие кочки со смешными табличками вроде «Кочка № 1. Охраняется законом». Вот по этому-то шоколадному полю и бродили, где по щиколотку, где по колено в воде многочисленные гости фестиваля. Кое-как проковыляв по этому месиву до огромной белой полусферы-информационного центра, я узнала, что вообще-то всё не так страшно, что через час будет выступать Умка и можно уже отправляться к сцене. «Добро пожаловать на Пустые Холмы!» — и зелёная табличка с надписью «Пресса» очутилась у меня на шее. Приободрившись, я снова шагнула с деревянного настила в родную сметанно-мягкую тёплую грязь и отправилась в путь. Туда-сюда разгуливали ярко и празднично одетые люди и даже невесть как сохранившийся в этой среде редкий вид — девушки в белоснежных платьях. Весело месили глину улыбчивые дети. Водитель «Урала», зарытого в глину по самые фары, печально смотрел на небо. А по небу к Холмам неторопливо подползала огромная иссиня-чёрная туча.

Что же произошло, ведь организаторы так старательно подыскивали самое удобное и комфортное место? Дело в том, что выбранное место оказалось болотистым, почва не песчаной, а глинистой. Несколько дней подряд лили дожди, так что река вышла из берегов, и прибрежные кусты торчали где-то посередине быстрого коричневого потока. В первый же день на Холмы приехало столько народу, сколько побывало в прошлом году за всё время фестиваля. Дороги немедленно превратились в кашу. Мосты, которые должны были соединять разные части лагеря, снесло — и перебраться с одного берега на другой можно было только вплавь или на немногочисленных лодках или даже надутых автомобильных камерах. Если обыкновенные люди ещё могли как-то преодолеть водную преграду с рюкзаками и прочим скарбом, то музыкантам с громоздкой аппаратурой сделать это было практически невозможно. Кто-то добрался до переправы и повернул назад, кто-то вообще не выехал из дома, заранее предупреждённый чуть ли не о шторме и урагане. Вот почему выданная мне в пресс-центре красивая программа фестиваля с подробным описанием, кто, где, когда и что играет, так и не понадобилась. Впрочем, Холмы не молчали — они пели, плясали и веселились, несмотря ни на что. Умка всё-таки выступила, несмотря на то, что туча, подползавшая издали, наконец-то подползла, превратилась в ураган и ливень, сорвавшие тент и залившие всё вокруг. Сцена «Зеон-Ковчег», даже не обозначенная на карте, просто небольшая площадка у кафе, гремела развесёлыми ритмами на всю округу и собрала толпу народа. Совершенно спонтанно разместились музыканты и под крышей камеры хранения. К тому же, работали и мастер-классы. Под промокшим тентом в чайной услышала я такой разговор:

— Скажите, а сегодня ещё будут учить ходить по битому стеклу?

— Нет, сегодня уже нет, наверное. Уже три раза провели. Мы ведь перед каждым выступлением специально бутылки бьём. Бутылки закончились что-то. Но вы можете прийти и научиться исполнению желаний.

Работали и самые разные кафе, где можно было отлично пообедать (и это было очень кстати — ведь приготовить еду на костре из сырых дров в луже грязи трудновато). Ярмарка, на которой продавалось всё — от цветной фенечки до глиняного горшка и льняных штанов, тоже пользовалась успехом.

Поскольку многие, испугавшись невзгод, уехали, даже не сняв с плеч рюкзака, сравнительно сухих мест для установки палаток было предостаточно. Так что, быстро построив себе «дом», мы отправились в увлекательное путешествие (или даже плавание) от сцены к сцене. Скоро на поле опустился туман, и всё вокруг стало совсем уж сказочным и таинственным.

Солнечное утро 13 июня принесло радостные новости — программа фестиваля обещала приблизиться к заявленному ранее — но со смещением на один день: предлагалось послушать те группы, которые должны были выступить ещё вчера. Однако замаячившая на горизонте туча и память о внушительных пробках, в которых мы постояли, добираясь до фестиваля, заставили нас выехать домой пораньше. Выбирались с Холмов мы в кузове грузовика — все местные тягачи и трактора давно уже курсировали от ближайшей деревни и обратно, за 100-300 рублей с носа вывозя тех, кому пора было возвращаться — и привозя немногочисленных тех, кто ещё ничего не видел и сверкал чистыми ногами и весёлыми улыбками. Грузовик наш натужно тарахтел, таща нас по полуметровой колее среди поля. В поле то тут, то там торчали невесть как доехавшие сюда и намертво застрявшие машины. А мы всё-таки ехали — форсируя лужи, одолевая канавы, где подпрыгивали мы и подпрыгивали наши перемазанные глиной рюкзаки.

Конечно же, вернувшись домой и загрузив по полной стиральную машину, загоревшие, усталые, но, в общем-то, счастливые, мы заглянули в Интернет. Интернет, во-первых, сообщал, что «Дожди залили все грунтовые дороги, подходящие к фестивалю. В грязевой ловушке оказались 35 тысяч людей. Вода затопила территорию фестиваля, все палатки, в которых живут люди, стоят на глиняной болотистой почве. Как сообщают источники NEWSmusic.ru, на фестивале переполнены пункты медицинской помощи, отключено электропитание большинства сцен, отсутствует оперативный подвоз воды и продовольствия. Вездеходный „Урал“, перевозивший по грязи грузы, погряз в трясине. Все мосты, построенные для переправы через ручьи, размыты ливнями. К месту проведения фестиваля Пустые Холмы подтянуты силы МЧС, которые готовы задействовать вертолеты»; а во-вторых, на все лады жаловался, какие невзгоды и лишения пришлось перенести всем тем, кто решился выбраться из дома и добрался до Холмов. Даже странно как-то слышать от бывалого автостопщика Антона Кротова жалобы по поводу того, что автобусы не могли проехать прямо к месту фестиваля и «оставшиеся километры надо было идти пешком по колено в грязи», а «чтобы купить хлеба рюкзак, нужно было послать гонцов на полдня пешей экспедиции сквозь грязи в село». Менее опытные «путешественники» тоже сильно переживали, торжественно прощались с Холмами навсегда и даже — обвиняли во всех смертных грехах организаторов. Эх, ну что за глупости! Может, и верно говорят, что теперь на фестиваль не поедут те, кто просто хочет отдохнуть с шашлыком и водочкой, не особенно заморачиваясь насчёт музыки, радости и братства. А мы обязательно поедем на Пустые Холмы-2010!

Ольга Ромашова,
фотоотчет о фестивале Пустые Холмы
автора и Олега Кордуна.

Отрицательный голосПоложительный голос (Еще не оценили)
Загрузка...




Обсуждение
Отзыв читатель 18 июня 2009

А ради чего нужны такие жертвы?Романтики хотели — вот и насладились!

  Add rating0 Subtract rating0

Отзыв Оля 18 июня 2009

Ну какие же жертвы? Все живы. вроде, только испачкались — что тут поделаешь :-) А вот ради чего — это другой вопрос. Ради чего в поход ходят, на гору лезут, или просто с друзьями на даче собираются?

  Add rating1 Subtract rating0

Отзыв Читатель 19 июня 2009

В кровати, хате и халате
покой находит обыватель.
А кто романтик, тот снуёт
и в шестерёнки х… суёт.

Игорь Губерман

  Add rating2 Subtract rating0

Отзыв Аксакал 19 июня 2009

Отличные фото и текст! А жертвы, помнится, были — два амортизатора и подшипник

  Add rating1 Subtract rating0

Ваш отзыв

Я не робот.