Вы здесь
Главная > Город > Новости > Жизнь на улице Сталина

Жизнь на улице Сталина

Как-то раз отправилась я просто с приятельницей погулять. Ничего особенного эта прогулка не предвещала, только свежий вечерний воздух и душевное общение. Но неожиданно получился целый экскурс в прошлое жителей одной из улиц города Карабаново.

Моя приятельница, Татьяна Красавина, живет в Карабанове с рождения. Причем в одном и том же районе. Она видела, как строились друг за другом дома и улицы, как в дома с печным отоплением проводили воду и газ, как демонтировали печи и внедрялись в быт людей достижения цивилизации.

— Сначала, давным-давно наша улица была имени Сталина. Даже памятник стоял Сталину у клуба, но в 1956 году улицу переименовали в ул. Маяковского. Памятник тоже снесли.

Татьяна Викторовна — учитель физики, выучила этой науке очень много местных жителей и знает всех соседей на нескольких улицах не только своего района, но и половины города. Идем мимо какого-нибудь дома, она знает, кто здесь жил, когда, и какая у них была семья и какая судьба чуть ли не у трех поколений. Но, конечно, самые интересные зарисовки у нее из быта карабановцев 20 века. Та реальность, которую она видела своими глазами.

— Поселок стали строить с 1937 года, когда Карабаново получил статус города. На Кировской улице стояли частные дома, потом стали строить двухэтажные, одновременно — стахановские. Улицы шли между полями и по лесному массиву. Сосны так и остались между домами, хотя, конечно, лес был кардинально выпилен, особенно в войну, для отопления. Первыми построили улицы Кооперативная и Сталина. Другие улицы — Пушкина, Ногина — появились позже.

Проходим мимо садика, который был построен еще до войны. В семейном альбоме Татьяны Викторовны есть фотографии из него. Например, дети стоят на корабле, на его борту гордо красуется надпись «Аврора». Садик изначально построили как детский дом. Детским домом он был и в войну, и после войны. В 50-х годах это был уже детский садик.
В середине ХХ века в новых двухэтажных домах были печки, туалет —выгребная яма во дворе. Колонок не было, воду брали из колодцев. Около домов стояли у всех сараи, высокие, и сейчас некоторые из них сохранились. В них держали скот: коров, свиней обязательно, кроликов, кур, коз. А верх забивали сеном на зиму. Перед сараями почти до самых домов были поленницы дров. Около поленниц делали участочки и сажали картошку. У каждого был палисадник, в нем — вишни, яблони и огороды. Каждую осень около колодца стояли бочки, и все хозяйки заливали в них воду, чтобы все посолилось.

— Квартиры были коммунальные. У нас было 2 комнаты, потому что наша семья была многодетная. А под нами жили в одной комнате родители, двое детей и бабушка. И в каждой комнате 4-5 человек. Кухня — 4 квадратных метра, в ней стояла печка и два столика — воду поставить и керосинку, на ней готовили еду. На семью — одна керосинка. Зимой топили печку и готовили на печке. В каждой комнате было по печке, каждое утро в 6 утра, перед работой, отец приносил три охапки дров, воду из колодца. На кухнях мы только готовили, кушали в комнатах. Всё приготовят, принесут в нашу комнату и мы там ели. Холодильников не было. В магазин мы ходили за самыми простыми продуктами. В основном за хлебом, да и тот зимой пекли в своих печках.

Еда была однотипная — картошка, щи. Какие там макароны, за ними ездили в Москву. Белого хлеба не было. Гречневую крупу выдавали только детям, за нею и другими продуктами тоже ездили в Москву. У нас была бочка огурцов, бочка капусты, бочка грибов, картошка, свекла, все сами сажали около лесничества. Все хранилось в погребах.
Как мы жили — удивляюсь. Одежду покупали редко, и я все эти свои костюмы помню. Потому что за ними или ездили в Москву, или кто-то привозил из родственников. А так в одном пальто по 5 лет ходишь. Пока не вырастешь. Мыться ходили в город-кую баню по 5 копеек за помывку.

В магазинах покупали конфеточки, масло сливочное. Масло сливочное покупали по 100 граммов и намазывали на хлеб пленочкой. Холодильников не было, поэтому наливали в тарелочку воду, подсаливали и в ней хранили масло. Только не каждый раз масло-то покупали. Первое на обед, первое на ужин. Готовили тушеную капусту, пекли картошку. Грибы, соления — это уже добавка к основному блюду. Мясо ели, когда коз зарежут. Или раз в месяц, как отец деньги получит, пойдет на рынок, купит мяса. Осенью и зимой мясо ели. А весной и не помню, чтобы оно было.

А вот как относились люди друг к другу.
— Как жили мы тогда. Двери не закрывались, ключи висели прямо у косяка или лежали под порожком. Дверь даже на ночь не закрывали, а сараи — на защелку, и все. Мы жили, как одна семья. Оставались друг у друга ночевать, ходили к бабушкам со всеми друзьями. Помогали друг другу.

Коренные были только из деревень соседних, кто приехал на комбинат работать. А другие жильцы — из Москвы, с Украины, Белоруссии, татары были, евреи, цыгане, молдаване, немцы, из Поволжья были соседи. Потом, конечно, привозили на комбинат девушек со всей страны, и никто не смотрел, какой национальности, все жили дружно и вместе. У одного моего дяди жена — из Белоруссии, у другого дяди жена — татарка, у тети муж — прибалт. Все крови перемешались.

Интересная зарисовка, как решались проблемы с утилизацией отходов.
— Мусора было мало, потому что отходов не было. Картон и бумагу мы в печку на подтопку складывали. Еда оставалась — в кастрюлю складывали скотине. Я не знаю, чего мы выкидывали на помойку. У нас стояли ящики мусорные, и за лето, может, набралось что-то. Вещи собирал утильщик. Тряпье завязывали в тюки, кастрюли худые, газеты старые, все — утильщику. Взамен он нам давал хозяйственные мелочи, игрушки. Весь утиль собирали и потом сдавали на пункты приема. Никто не выкидывал ничего. Разве только битые стеклянные бутылки. А целые — сдавали обратно в магазин. По 12 копеек за 1 штуку.

Мы долго разговаривали об удивительной жизни в старину, и я поймала себя на мысли, что раньше люди жили в открытых домах и не оставляли после себя столько мусора, не сидели в Интернете, а общались друг с другом, а в парке Карабанова было колесо обозрения, цепочная карусель, а на клумбах все лето благоухали цветы. На стадионе летом дворовые команды играли в футбол, а зимой — в хоккей. Собирались полные трибуны зрителей. Стадион был всегда открыт.

Ольга Рыженкова
фото из архива семьи Красавиных.

Оцените материал

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top