Вы здесь
Главная > История и культура > История > «Благопрохладный цветник» Ивана Грозного

«Благопрохладный цветник» Ивана Грозного


Как невероятна порой история открытия будущих музейных раритетов в музее-заповеднике «Александровская слобода». Так, польский документ Смутного времени найден при зондаже Распятской церкви-колокольни среди остатков строительных материалов. Белокаменная резвая деталь в форме моллюска, когда-то украшавшая роскошный вход царского храма, извлечена из мощного столба того же храма. А в неприметном Травнике XVII в. из коллекции музея-заповедника специалисты в процессе его реставрации и изучения неожиданно узнают список рукописной книги из знаменитой библиотеки царя Ивана Грозного!

Как известно, тайна исчезновения царской библиотеки остается нераскрытой. Загадочная судьба царской Либерии до сих пор глубоко волнует как ученых, так и всякого рода искателей пропавших сокровищ На протяжении нескольких столетий поиски таинственной библиотеки не раз предпринимались в Московском Кремле, а со второй половины XX в. и в Александровской слобода. Но все безрезультатно.

И вдруг такая удача — находка, обнаружившая следы царской библиотеки в 2002 г. среди редких книг музея-заповедника. Осторожно отправимся по этим следам, окруженным драматическими и невероятными историями, ведущим из нашего времени в эпоху средневековья. Из Москвы — в Александровскую слободу, к Ивану Грозному и его отцу, к иностранным лекарям, русским знахарям, волхвам, аптекам, садам и бесценным царским книгам.

В запальчивом споре об их судьбе оппоненты договорились даже до того, что библиотеки Ивана IV вовсе не существовало. С этим утверждением трудно согласиться. Ведь сохранились свидетельства очевидцев-иностранцев: Максима Грека и пастора Иоганна Веттермана, — видевших и всю библиотеку («сокровища прародителей» — рукописи, привезенные в Россию в качестве приданого бабкой царя Софьей Палеолог), и отдельные книги из нее. Иван Грозный же в многочисленных письмах и посланиях поражал своей начитанностью. Современники говорили о нем, как о «муже чудного рассуждения».

При нем появились на Руси первые печатные книги. В Александровской слободе в пору ее расцвета были созданы печатный двор и царская книгописная мастерская. По некоторым данным, в ней выполнялась грандиозная иллюстрированная летопись XVI в. — Лицевой свод. Его заказчиком, а возможно, составителем и редактором являлся сам царь Иван. Вряд ли все это было осуществимо без наличия в Слободе большого количества книг при царе: летописей, иностранных хроник, богословских трудов.

В документах XVI в. среди немногих книг, оставшихся в казне от Ивана IV, упоминалось несколько Травников-лечебников. О существовании Травника 1534 г., справочника по лечению лекарственными растениями, камнями, другими природными материалами, свидетельствовали списки XVII в. Наиболее поздний из них — середины XVII в., сделанный, видимо, в Аптекарском приказе и хранящийся сейчас в музее-заповеднике, еще раз подтверждал реальность и значимость царского лечебника. Конечно, судьба этого экземпляра (назовем его «музейным») поразительна.

Непостижимым образом в XX в. он очутился в Александровской слободе, именно там, где когда-то вместе с казной Ивана Грозного и была рукопись-оригинал. Все списки, как и оригинал, выполнялись для царской семьи, на этот раз уже Романовых. Естественно, переписчики дополняли лечебник новыми материалами, случалось, допускали ошибки. Но в целом, они старались следовать тексту первоначальной рукописи. В музейном Травнике имеются сведения о ее происхождении — это перевод 1534 г. с печатного издания в Любеке 1492г. В связи с какими обстоятельствами понадобилась московскому двору переводная рукопись?

Как теперь выяснено, созданию книги предшествовали трагические события русской истории — внезапная болезнь и смерть отца Ивана IV, великого князя Московского Василия III. По сообщениям летописей, осенью 1533 г. великий князь совершил традиционную поездку на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру. После Троицы ом обычно приезжал в любимую Александровскую слободу, чтобы отпраздновать здесь Покров день, а затем ехал на охоту. На этот раз князь отправился поохотиться на зайцев в Волок Ламский. Охота оказалась роковой. После нее Василий III заболел и слег в постель. Его лечили чисто русскими способами: баней, печеным луком, мукой с медом. Однако состояние больного все ухудшалось — вероятно, во время охоты князь чем-то укололся, и в рану попала инфекция; гной из чирья на ноге, по выражению историка, «шел целыми тазами». Не помогли и иностранные лекари, вызванные из Москвы.

Очевидно, тогда и возникла острая необходимость в европейском медицинском справочнике 1492 г., основанном на труд ах великих врачевателей древности (Аристотеля, Гиппократа, Авиценны и др.) и новейших достижениях медицины того времени. Книга была напечатана в Любеке на немецком языке. Для умирающего князя в спешном порядке ее мог перевести иностранный лекарь Николай Булев, личный врач Василия III, известный в России как Николай Немчин. Но дни московского правителя были сочтены. 4 декабря 1533 г. он скончался.

Перевод же замечательной книги, как мы понимаем, удалось завершить. Она была изготовлена в лучшей книгописной мастерской, богато иллюстрирована и получила название, характерное на Руси для переведенных с иных языков рукописных Травников — «Вертоград», означающее сад, цветник, огород. Некоторые из первых «Вертоградов» именовались «прохладными», что значило тенистый сад целебных растений. Среди них и Травник 1534 г., полное название которого приведено в музейном списке — «Благопрохладный цветник. Вертоград здравию».

Переводчик исполнил сложнейшую работу: болезням и лекарственным растениям, описанным в немецкой книге «но латыни», он подыскал соответствующие русские названия. Он сумел донести до русского читателя XVI века непростой текст, изобиловавший специальными терминами о способах излечения недугов, начиная от «болезней главных», т.е. болезней головы, мозга, ушей, до болезней психических: «меланхолии», «чермной кручины» или «умаления разума».

Какое же применение нашел новый Травник — самый современный для грозненского времени медицинский справочник? Он пополнил царскую сокровищницу, доставшуюся Ивану IV в наследство. Только в отличие от большей части книг, лежавших в таинственных подземельях невостребованными, Травник всегда был в дворцовом обиходе. Возможно, еще с детства будущий царь читал и рассматривал удивительную книгу. Рисунки, сопровождавшие каждую из глав о лекарственных растениях, были тоже замечательными: наряду с привычными лечебными травами здесь изображались диковинные растения (райское дерево, например), звери и даже обнаженные люди. Позднее Травники, как и другие лечебник, обычно находился при царе в дли¬тельных поездках и походах.

Безусловно, лечебником часто пользовались в Александровской слободе, когда она практически на 17 лет (1564-1581) стала второй столицей государства. Политическое значение бывшей загородной резиденции в истории России нисколько не умаляет той роли, что она играла в семейной жизни Ивана IV. Его переезд со всем двором из Москвы в дворцовую Слободу в немалой степени был продиктован соображениями безопасности царской семьи.

Теперь уже все царские свадьбы, смотрины царских невест, проходили в Александровской слободе, И старшего сына Ивана царь тоже женил здесь. Известны случаи, когда заболевшую Марию Темрюковну привозили в Слободу, Тут-то и мог не раз пригодиться известный Травник. И все-таки опасения Ивана IV за жизнь цариц, царевичей и свою собственную были велики. Как показывали дальнейшие события, он имел на то основания (смерть детей в младенчестве от второй жены и ее кончина, загадочная смерть Марфы Собакиной, потеря наследника престола). Поэтому при его дворе не переводились предсказатели, знахари, волхвы — одних заморских лекарей перебывало не менее десяти. Много лет служил царю Ивану IV верой и правдой иностранный лекарь Елисей Бомелий. Русский летописец характеризовал его как «лютого волхва», т.е. зловещего предсказателя. Иностранцы писали о его искусстве составлять яды, да так, что подозреваемый в измене умирал в точно назначенное царем время. В итоге сам Бомелий был обвинен в причастности к заговору и скончался «под пытками».

Вероятно, поначалу царь очень доверял своему личному врачу. Ему принадлежало решающее слово о здоровье 12-ти красавиц, выбранных Иваном Грозным из 2000 девиц на смотринах невест в Слободе. Всерьез увлекшись астрологией, царь ему же поручил сделать расчет благоприятных для лечения «добрых дней».

И что удивительно — это отражено в оригинале Травника, обнаруженном недавно на Украине, в Харьковском университете, исследователем Б.Н. Морозовым. Необыкновенная книга из царской библиотеки — ценнейший памятник русской книжности XVI в., оказалась жива! Она пережила многочисленных правителей Кремля, пожар, смуты, похищение, невежество провинциальных лекарей, временное забвенье. Право, что-то мистическое сказалось в судьбе этой книги и ее музейного списка. Недаром, описывая невероятную историю Травника-лечебника, исследователь вспомнил булгаковскую фразу: «Рукописи не горят»!

Изучая оригинал, ученый обратил внимание на позднюю приписку, которую ему, несмотря на ветхость страниц, удалось прочитать, датировать и объяснить. Приписка представляет собой перечень «добрых дней» для лечебного кровопускания, составленный, видимо, Елисеем Бомелием для царя на 1571 г. и внесенный по царскому указанию в Травник 1534 г. Пожалуй, это самое веское подтверждение личного использования книги Иваном Грозным, к тому же свидетельствующее о едва ли не нервом случае практических рекомендаций по лечению русских царей на основе астрологических прогнозов.

Интерес Ивана IV ко всяким новшествам в области врачевания привел к открытию первых аптек в России. Английская королева Елизавета I прислала царю по его просьбе в 1581 г. не только лекарства, но и опытных аптекарей. Аптекарский приказ и аптекарская изба вначале обслуживали только царскую семью. В Московском Кремле для Царевой аптеки был устроен аптекарский сад. где выращивали лекарственные растения.

К сожалению, мы не располагаем информацией о «государевых садах» в Александровской слободе XVI в. Но ученые не сомневаются, что царский дворец Ивана Грозного окружали великолепные сады. Возможно, об этом говорят и древние названия улиц вокруг Александровского кремля: Садовая, Среднесадовая, Заднесадовая, Садово-Огородная, Огородная, Садовый тупик.

Совершенно очевидно, что для практического исполнения советов Травников царским лекарям необходимо было иметь под рукой лекарственное сырье. Поэтому вполне логичным представляется наличие сада, подобного аптекарскому, в Слободе. Может быть, в нем произрастали, как позднее в царском Измайлове, в непривычном для нас сочетании фруктово-ягодные культуры, злаковые и декоративные. К примеру, шиповник, барбарис дополнялись горохом, капустой и собственно лекарственными травами: укропом, мятой, гвоздикой маком и другими. В нашем понимании, скорее всего, это был сод-огород. Впрочем, для конкретизации всех этих предположений, безусловно, требуется тщательное исследование. Вполне возможно, что оно вновь приведет к открытию будущих музейных раритетов.

Как знать, может наступят такие времена, когда в музее-заповеднике «Александровская слобода» будут показывать часть реконструированного лекарственного сада-огорода, вспоминая при этом старинный Травник — удивительную книгу из библиотеки царя Ивана Грозного, дошедшую до нас.

Светлана Глейбман,
заслуженный работник культуры РФ.
Фото предоставлено музеем-заповедником «Александровская слобода»



Комментарии на “«Благопрохладный цветник» Ивана Грозного

  1. очень интересна история лечебника 17 века из собрания музея-заповедника список ( внук ) Травника 1534 г. знаменитой Либерии Ивана Грозного

      Add rating1 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top