Вы здесь
Главная > История и культура > История > Реставрировать — это все равно, что лечить

Реставрировать — это все равно, что лечить

Город Александров богат и славен историческим прошлым, весомая страница которого написана людьми, высланными из столицы нашей Родины за 101 километр в первой половине прошлого века. Не обошла эта доля и Петра Дмитриевича Барановского (1892-1984), который много лет трудился в нашем городе.

«Нельзя не вспомнить с благодарностью имя выдающегося отечественного реставратора Петра Дмитриевича Барановского», — эти слова Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, написанные на обложке сборника о Петре Дмитриевиче Барановском («Пётр Барановский: труды, воспоминания современников», Москва, 1996 г.)" в преддверии пятисотлетнего юбилея освящения Великокняжеского Двора в Александровской слободе, звучат особенно остро. Эта книга — объемное издание об удивительном ученом, создавшем новую науку — науку реставрации архитектуры.

Пётр Дмитриевич окончил Московское строительно-техническое училище, а в возрасте двадцати шести лет — Московский археологический институт. С самого начала учебы «заинтересовался вопросами истории и искусства, и с 1911 г. начал по поручению Московского археологического общества заниматься обмерами и исследованием памятников русской архитектуры. Научная и организационная работа в послереволюционное время не могла протекать в спокойной обстановке: развивалось бурными темпами новое строительство и проходила реконструкция городов, часто возникали споры и конфликты, касающиеся охраны памятников. 9 апреля 1931г. Петру Дмитриевичу было предъявлено нелепейшее обвинение в утаивании «богатого материала, собранного в периферии по памятникам искусства и старины», в «аполитичной» защите памятников, в «некритическом отношении» к распоряжениям администрации о проведении реставрационных работ для церковных общин за их счет и в том, что он «в общественной работе никакого участия не принимает». Осенью 1933 года Пётр Дмитриевич был арестован и затем решением Коллегии ОГПУ от 2.04.1934 г. репрессирован. В мае 1936 года Барановский был освобожден без права проживания в Москве. Местом жительства ему определили Александров Владимирской области, где ежедневно в 17.30 он должен был расписываться в книге учета у местного оперуполномоченного.

В самый первый день, когда с котомкой за плечами он прибыл на Казанский вокзал, Барановский не поспешил к кассе, чтобы купить билет до Александрова, а отправился к Кремлю. Ведь на всех допросах твердили ему, что собор Василия Блаженного «уже ломают». И первое, что с волнением увидел Пётр Дмитриевич, выйдя к Историческому проезду, — силуэт храма. Но вот другого, столь же близкого сердцу, силуэта он не обнаружил: Казанский собор был уже наполовину разобран. Барановский тут же бросился проводить замеры. На это ушло два месяца постоянного риска вновь попасть за решетку за нарушение режима проживания ссыльнопоселенца. И все же два первых летних месяца на свободе — июнь и июль — он каждое утро с первым поездом отправлялся в Москву на Красную площадь, чтобы проводить обмеры разбиравшегося храма.

Параллельно продолжил свои прежние исследования памятников Александровской слободы. На фотографии Ивана Фёдоровича Барщевского, датированной 1886 годом, которую удалось получить Свято-Успенскому женскому монастырю из музея архитектуры им. А.В.Щусева, запечатлён Троицкий Собор. Видно отличное состояние всех кровель и позднее крыльцо к древней южной лестнице в храм. Крыльцо было разобрано в средине XX века, но в настоящее время было бы его уместно устроить вновь для обеспечения безопасности людей во время богослужений.

В 1923 году было положено начало многолетних трудов Барановского в Александровской слободе. В автобиографии написано так: «1923, 1927, 1936, 1937, 1938, 1939 гг. — Александровская слобода XVI века Владимирской области. Постановка вопроса об организации музея. Исследование и реставрация памятников. Покровская церковь начала XVI в. — открытие фресок в шатре, в алтаре, раскрытие архитектурных деталей, составление проекта реставрации и частичное проведение работ в натуре. Троицкий собор XVI в. — обмер, исследование и эскизный проект реставрации. Разборка глав XIX в., раскопки в области алтарной стены, открытие древних окон».

В 30-е годы Петром Дмитриевичем были проведены работы по разборке 4-х угловых главок, установленных в XIX веке на Троицком Соборе. Фотоматериалы, полученные Свято-Успенским женским монастырем из музея архитектуры им. А.В.Щусева, показывают ветхое состояние главок перед ведением этих работ на кровле собора.

При обследовании подкровельных конструкций Троицкого Собора было выявлено, что после разборки главок XIX века Барановским оставлены по несколько рядов кладки оснований каждой главки. Опирание кладки было устроено так, что разборка была необходима — она предварила процесс разрушения сводов древнего храма от чрезмерной неравномерной нагрузки на части угловых сводов основного четверика. Вид Троицкого собора после разборки поздних главок предстал в виде, близком к древнему.

Позднее, когда Барановский стал инспектором по охране памятников Ивановской области, он продолжил работы на памятниках Александровской слободы, поскольку город Александров до 1944 г. относился к этой области.

Еще при жизни Барановский стал легендой. Люди приходили, чтобы посмотреть на него, пообщаться с ним, поучиться. А учиться у него было чему, особенно молодым…

Барановский сравнивал реставрацию с лечением. От времени и небрежения памятник разрушается — болеет. И задача реставратора — его вылечить. Но памятник — это не просто сооружение, он несет в себе некий духовный смысл, накапливая его веками и излучая. Без памяти нет сознания. Реставрация памятника — это лечение сознания. Так, во всяком случае, считал Барановский.

Огромный вклад он внес в разработку самой системы охраны памятников архитектуры. До последних дней он был полон надежд, планов, новых задач. Отечественная культура обязана ему открытием и спасением многих памятников истории нашей Родины.

Людмила Ерина,
фото Троицкого собора из музея архитектуры им. А.В.Щусева.



Комментарии на “Реставрировать — это все равно, что лечить

  1. На официальном сайте Московского Патриархата есть архивная статья за 2010 год о встрече патриарха Кирилла с с директором Музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева.
    «В беседе с Г.В. Поповым Предстоятель Русской Церкви отметил огромный вклад, который внес в дело восстановления монастырей и церковных памятников основатель Музея им. Андрея Рублева, выдающийся архитектор и реставратор Петр Дмитриевич Барановский…
    По словам Его Святейшества, благодаря инициативе П.Д. Барановского по созданию Музея им. Андрея Рублева удалось спасти огромное количество икон…»

    И еще вот это: «Как отмечалось в ходе беседы, тема конфликта между музейным сообществом и Церковью является во многом надуманной и насаждается искусственно. Даже во времена советской власти музейные работники спасали от уничтожения памятники церковного искусства, а Церковь хранила для будущих поколений национальное культурное наследие. Следовательно, защита памятников культуры — это общее дело, и потому конфликта в действительности быть не может, убеждены участники диалога».

      Add rating2 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top