Вы здесь
Главная > Общество > Спорт > Николай Акимов: близость Москвы убивает семейные ценности

Николай Акимов: близость Москвы убивает семейные ценности

Людей, преданных своей профессии и отдавших ей всю свою жизнь, чаще всего можно встретить среди «опытного» поколения советской формации. Один из них — Николай Валерьевич Акимов. В Александрове его знают многие, поскольку вот уже 40 лет работает он в родном городе учителем физкультуры. Ему довелось сопровождать Олимпийский огонь, отчитать жену знаменитого футболиста Рината Дасаева и получить от Бориса Грачевского машину под завязку забитую выпусками «Ералаша».

Многие помнят и его отца, Валерия Степановича Акимова, который так же всю свою жизнь посвятил физкультуре и спорту, начав с учителя, а закончив свою трудовую деятельность на должности директора александровской спортшколы. Так же, как и отец, Николай Валерьевич отправился покорять Центральный институт физкультуры в Москве, из которого вышло много тренеров советских сборных страны. Но повторить отцовский выбор не удалось, зато успешно сложилось с Ярославским педагогическим институтом. При поступлении в зачет ему пошли хорошие результаты лыжных соревнований. Хорошо бегать его научили занятия в александровской спортшколе и тренировки отца. Как результат — к моменту поступления в институт Николай Валерьевич Акимов три раза был чемпионом Владимирской области. Были неплохие результаты и во втором любимом виде спорта — футболе — с 10 класса он играл за сборную города.

Во время учебы в Ярославле выполнил норму кандидата в мастера спорта. Ярославский пединститут в то время вообще был очень сильным в плане спорта, стабильно занимая первые места на различных соревнованиях: «Меня тренировал Валерий Тараканов — олимпийский чемпион по лыжам». Воспитанник тренера не подкачал, вместе с другими спортсменами института получил право в 1969 году выступать на крупнейшем спортивном форуме страны — Всесоюзной универсиаде студентов. Будучи студентом, попал в юниорскую сборную всесоюзного добровольного спортивного общества «Буревестник», которое объединяло студентов и профессорско-преподавательский состав ВУЗов СССР. На первенстве Ярославля в личном зачете занял 3 место.

По окончании института в 1972 году получилось распределиться в родной город. Первые почти полные три десятка лет трудового стажа были отданы «замчаловской школе», как называют у нас в городе учебное заведение — ранее № 109, а ныне № 5. Работал в паре с отцом. Тогда школа в плане спорта была на хорошем счету не только в городе, но и в области — школьная команда (Наташа Нижник, Сергей Никифоров, Лена Романова и другие спортсмены) была чемпионом среди школ по зимним видам ГТО. Были областными призерами по лапте: «Я в детстве в лапту играл и все правила знал. Мы с „замчаловской“ командой всех в городе обыгрывали, и нас посылали во Владимир».

Годовой перерыв в преподавательской деятельности был сделан лишь на армию в 1975 году: полгода — «в учебке», полгода — командиром взвода на Байконуре. А лет десять назад Николай Валерьевич перебрался в школу № 14, где преподает и по сию пору. Свой переход обосновал современными тенденциями в образовании: «Перебрался я правильно и вовремя. Школа № 5 стала девятилеткой. Что я там буду делать на 16 часах? Тут-то школа побольше и часов, соответственно, побольше. Хотя есть и минусы. Для моего любимого лыжного спорта тут места нет. На Замчаловке я с детьми катался, куда угодно. А здесь развивать лыжи я не могу. Да практически в городе ни у одной школы нет хороших условий для этого». Но главной причиной в отсутствии интереса у современных школьников к лыжам Николай Валерьевич видит в близости Москвы: «Раньше как воскресение, так вся семья едет кататься на лыжах. А сейчас родителям, которые в Москве работают, — не до своих детей и не до выходных катаний».

Одно из самых ярких воспоминаний в жизни — как в 1980-м году довелось сопровождать Олимпийский огонь. В 1980-м году, одновременно работая в школе, работал на полставки инструктором по физкультуре в ДСО «Локомотив». Там ему предложили поучаствовать в колонне сопровождения факелоносца, рядом с которым должны были бежать по 11 человек с каждой стороны. Чтобы попасть в колонну, ездили несколько раз в Лужники на отбор: «Команды бегут, а „босы“ с трибун отбирают, кто подходит по фактуре. Как я прошел в команду, до сих пор не знаю, — брали только „москвичей“, за отбором зорко присматривало КГБ. Но, тем не менее, 17 августа нас собрали на стадионе в Черкизово и распределили, кто какой этап бежит. Мы бежали на окраине Москвы. Повезли на этапы, привезли за 2 часа. Каждый этап — километр. Приезжает машина, оттуда говорят, что предыдущий этап опаздывает на 3 секунды. Подбегают, факел передают. А как раз было время холодной войны, и американцы давали любые деньги, чтобы сорвать Олимпиаду. Какая-то женщина побежала, ее гэбэшники раз — в землю лицом. Из-за холодной войны не удалось нам пробежаться в костюмах „Адидас“, как планировалось, поскольку американцы выставили условия вывести войска из Афганистана. Войска не вывели, так что бежали мы в отечественной форме. Мы бежим, нам люди под ноги цветы бросают. Встречали нас, как космонавтов».

Припомнил Николай Валерьевич и еще один яркий, почти анекдотичный эпизод из своей жизни. Один год ему довелось быть начальником пионерского лагеря «Лесная сказка», который тогда относился к «железке». Обычно туда на третью смену приезжали спортсмены: «Вижу, идет девушка-гимнастка с обручами и с маленьким ребенком. В лагерь брали детей лет с 8-9, а тут ребенку года 3-4. Я ей: „Почему во вторую смену приехали? Ребенка завтра домой отправьте. Как фамилия?“ Она отвечает, что ее фамилия Дасаева. Вечером мой друг мне сказал, что я отчитал жену одного из лучших голкиперов мира Рината Дасаева. Жена Нелли пришла вечером позвонить, поскольку у начальника лагеря был прямой телефон с Москвой. Это был 1988 год, когда на Чемпионате Европы в ФРГ наша сборная впервые заняла 2 место. Она спросила, когда Ринат приедет в лагерь, и он сказал, что в воскресенье. Я подумал, что никому не скажу, пусть будет сюрприз, да сам как-то и позабыл об этом. А он действительно приехал. Понравился мне тем, что вел себя не как звезда, никому не отказал в просьбе или в ответе на вопрос. Я за киевское „Динамо“ болел и задал ему свой вопрос о том, приглашал ли его тренер „Динамо“ Лобановский. Он ответил, что один раз было, но он не согласился».

Поскольку «Лесная сказка» была тогда на хорошем счету, с хорошим питанием и сосновым бором, от которого «аж голова кружится», то отдыхали в нем, в основном, жители Москвы и Подмосковья. Так одним из гостей, отдыхавших в нем по путевке, был сын режиссера Бориса Грачевского Максим. Начальнику лагеря он сообщил, что его отец сказал прислать из «Лесной сказки» машину, куда положат все выпуски «Ералаша», чтобы хватило на всю смену.

К сожалению, нет уже «Лесной сказки», с которой связаны такие яркие воспоминания. Как нет и такой мощной системы спорта ни в школах города, ни в районе, как это было в советские времена. Не пошли по стопам отца и деда два сына учителя физкультуры, один из которых выбрал физику, а второй медицину. А когда придет время уходить на пенсию самому Николаю Валерьевичу, может, и физкультуру-то в школе преподавать будет некому. Но, может, так надо государству?

Эдуард Егоров,
фото автора и из архива Н.В.Акимова.

Оцените материал

Комментарии на “Николай Акимов: близость Москвы убивает семейные ценности

  1. Близость Москвы убивает семейные ценности… потому что у работающих в Москве родителей нет времени на проведение семейных традиций. А если бы Москва была далеко? Купить лыжи было бы на что, чтобы поддержать семейные традиции?

      Add rating3 Subtract rating0

  2. запомнился как хороший преподаватель и справедливый человек, всегда говорил прямо и не стесняясь, большой риспект ему. иии… «а оценки когда исправлять будем? 32-ого декабря?» :D

      Add rating5 Subtract rating0

  3. хороший дядька пятёрки мне ставил потому-что я дальше всех с места прыгал :)) и отец у него клёвый дед! :)

      Add rating5 Subtract rating0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Я не робот.

Top